andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Европейская пехота эпохи ренессанса. Краткий обзор. Часть 5.

АНАЛИЗ СРАЖЕНИЯ ПРИ КРЕСИ. Часть 2.

5. О ПЕРЕДОВОЙ АНГЛИЙСКОЙ ТАКТИКЕ






«Эдуард III, стратег далеко не выдающийся, проявил себя наиболее грамотным тактиком своего времени. Понимая, чем именно сильна дисциплинированная пехота в противостоянии кавалерии, а также насколько опустошителен огонь его лучников, Эдуард III оптимально использовал свое тактическое преимущество».


Очень смелое заявление. Про тактику англичан в сражении при Креси надо поговорить отдельно.

Надо сразу сказать, что в континентальной Европе вообще впервые столкнулись с таким массированным применением лучников в сражении. Лук в средневековой Европе (в Европе! подчеркиваю это) – сугубо вспомогательное оружие. До XIV века лучники рассматривались как второстепенный вид войск, их было относительно немного, располагались они произвольно и каждый стрелял кто во что горазд. Их разреженная стрельба была неэффективна на дистанции 200-250 м, так как попаданий было недостаточно, чтобы остановить массу вражеской конницы или пехоты. На дистанции же прицельного выстрела (50-70 метров) главной мыслью лучника было успеть вовремя скрыться за спинами своей тяжелой конницы или пехоты перед лицом приближающегося противника.

В начале XIV века английские полководцы резко изменили этот подход. Лучников стали использовать многотысячными массами и в плотных боевых порядках, причем упор теперь делался не на точность, а на скорострельность. Не надо было долго целиться в отдельного рыцаря, достаточно было быстро выпускать стрелы по вражескому отряду как единой цели. Как полагают, каждый английский лучник выпускал 10-12 стрел в минуту (современные мастера демонстрируют скорострельность 15 и даже 20 выстр./мин). Таким образом, 3-4 тысячи лучников за ту минуту, в течение которой к ним приближался строй вражеской конницы, могли выпустить до 40 тысяч стрел на фронте всего в километр (не случайно хронисты сравнивали такой обстрел со снегопадом). При столь плотной стрельбе "по площадям" ошибки отдельных стрелков компенсировали друг друга и едва ли не каждый из нескольких тысяч вражеских всадников получал несколько попаданий. Причем стрелы, падая под неким углом, поражали не только передний ряд спереди, но всю глубину вражеского строя, включая и хуже защищенные задние ряды. Таким образом, увеличение количества лучников привело к качественным изменениям: как выразился более поздний французский хронист Филипп де Коммин, "…в битвах нет ничего важнее их на свете, но только если они сильны и в большом количестве, потому что когда их немного, они бесполезны".

Конечно, не каждая из полумиллиона выпущенных в сражении при Креси стрел была фатальна для атакующих французских рыцарей, но в то же время не следует забывать, что действительно закрывающие все тело доспехи стоили целое состояние и были недоступны простым рыцарям, не говоря уже о сержантах и сквайрах ("бакалаврах" у французов) из задних рядов. Сами доспехи были разного качества и даже лучшие из них не достигли еще высших стандартов следующего, XV века. Поэтому многочисленные несмертельные ранения были неизбежны.

Вот она - чудесная палка-убивалка. Знаменитый английский "длинный лук" (longbow), датируется ранее 1545 года, Англия. Общая длина 1850 мм (72.75in.), наибольшая окружность (обхват) 115 мм ( 4.5in.). Лук с затонувшего в 1545 году корабля "Mary Rose". КЛИКАБЕЛЬНО





Но сильнее всего от такого обстрела страдали лошади. Броню обычно имели только кони первого ряда, причем в большинстве случаев защищены были только грудь и голова. Это ясно видно из иллюстраций того времени. Круп защищала только стеганая попона, и то не всегда (летом она слишком изнуряла бы лошадь); в любом случае она не могла предотвратить ранения. Задние ряды не имели защиты лошадей вообще. В принципе лошадь обладает более высокой живучестью, чем принято думать, и обычно требуется много ранений стрелами, чтобы ее убить, однако достаточно одного серьезного попадания, чтобы лошадь начала биться под всадником и атака оказалась сорванной.

Именно выходом из строя лошадей, вероятно, объясняется такая многочисленность французских атак. Потеряв лошадь и испытав шок от падения, рыцарь возвращался за запасной; продолжать в одиночку атаку спешенным было бессмысленным, если расстояние до противника было еще велико. У каждого рыцаря обычно имелось 4-6 лошадей.

Важной особенностью новой английской тактики стало и широкое использование полевых инженерных заграждений: канав, волчьих ям, а в более позднее время и рогаток. Они замедляли вражескую атаку, увеличивали время обстрела и, в то же время, повышали устойчивость обороны, если противнику удавалось приблизиться вплотную.

Но даже при всем при этом, при Креси английские лучники, даже действуя в очень благоприятных условиях, не смогли в одиночку остановить все французские атаки – отдельным группам лучше защищенных и наиболее "удачливых" рыцарей удалось добраться до английского расположения и вступить в рукопашную схватку. Но эти жалкие остатки исходной массы уже не могли справиться с готовыми к бою и свежими английскими рыцарями и копейщиками. Впрочем, и английские лучники были скорее "средней", чем "легкой" пехотой. Обычно они имели легкое защитное снаряжение (шлем и стеганую куртку – "гамбезон", а иногда и кольчугу), меч и маленький круглый щит – "баклер". Благодаря своей многочисленности и подвижности они успешно расправлялись с одиночными рыцарями, обычно уже израненными и спешенными.

Таким образом, в этой новой английской тактике роль главной ударной силы перешла к лучникам. Роль рыцарей и копейщиков из главной превратилась во вспомогательную: теперь они служили опорой боевого порядка и развивали успех, достигнутый лучниками. Этим объясняется, почему английские рыцари спешивались: во время вражеской атаки они должны были статично ждать, вовлекаясь в рукопашную только если противник оказывался в состоянии преодолеть обстрел лучников и ворваться непосредственно в расположение англичан. Соответственно, не использовалось главное достоинство тяжелой рыцарской конницы – способность к маневру и таранному удару с разгона; пребывание верхом только увеличивало уязвимость от вражеского обстрела, ухудшало управляемость и способность к взаимодействию с пешими лучниками. Непосредственно на поле боя английские рыцари первой линии могли преследовать разбитого противника и в пешем строю, а для преследования на большем расстоянии служил резерв, находившийся во второй линии – эти рыцари уже были верхом, или могли быстро сесть на коней, находившихся рядом, в обозе.

Неудивительно поэтому, что по мере освоения новой тактики в английской армии непрерывно увеличивалось соотношение лучников к конным латникам: в первые годы Столетней войны оно составляло 1,5:1, при Креси – 2-2,5:1, у Кале 4:1, а более поздние времена могло достигать 7:1 и даже 9:1. Кроме объективного сокращения потребности в тяжелой коннице, сказывалась и меньшая стоимость лучников: в новых условиях королю казалось выгоднее нанять несколько лучников вместо одного латника.

Собственно говоря, в оборонительных действиях пехоты на укрепленных позициях не было ничего нового. Тактическим достижением англичан было то, что они смогли гармонично сочетать устойчивость тяжелой пехоты в рукопашном бою со способностью стрелков к поражению на дистанции в рамках единого боевого порядка.

Яркие успехи в ходе Столетней войны создают впечатление безусловной эффективности этой английской тактики, особенно по отношению к тяжелой рыцарской коннице. Однако у английской комбинированной тактики имелись и серьезнейшие ограничения, прежде всего, ее статичность. Это была тактика, рассчитанная на неподвижную оборону, причем на подготовленную оборону. Она была успешна, когда англичане имели время построиться надлежащим образом, желательно на возвышенности с флангами, прикрытыми естественными препятствиями. Если англичане успевали еще и выставить рогатки и прокопать канаву перед своим расположением, лобовая атака конницы на их расположение превращалась в самоубийство, да и шансы на успех атаки в пешем строю были очень невелики. Но для импровизированных встречных боев в ходе маневренной войны такая тактика была непригодна.

6. ЗНАЧЕНИЕ СРАЖЕНИЯ ПРИ КРЕСИ

"... Но с точки зрения военной истории, эта битва относится к разряду самых что ни на есть основополагающих. Почти тысячелетие на поле боя главенствовала кавалерия – и вот наконец адрианопольский приговор был опротестован. Начиная с битвы при Креси главную роль в боевых действиях стала играть пехота".

Нет, не самых основополагающих. Это с политической точки зрения битва являлась основополагающей. По нескольким причинам: до битвы при Креси претензии Эдуарда на французский трон рассматривались больше как юридическая уловка с целью обосновать переход на сторону англичан Фландрии (теперь он выглядел не как мятеж против законного короля, а как поддержка одного из претендентов). После Креси эти претензии стали восприниматься серьезно и самим королем, и его подданными; поддержка войны среди английской знати резко возросла, в Англии начала образовываться "имперская" партия, сделавшая ставку на завоевание и разграбление богатых континентальных земель.

Напротив, авторитету французского монарха был нанесен мощный удар. Надо учитывать, что военные поражения и победы воспринимались в Средние Века не только "прагматически", но и как "божий суд", подтверждающий или опровергающий претензии на престол или земли. В условиях, когда центральный аппарат принуждения был слаб, материальные возможности королевской власти, способность созывать ополчения и собирать налоги, в большой степени зависели от чисто духовных факторов, от веры в ее способность защитить лояльных и наказать уклоняющихся от исполнения долга. Теперь эта вера была поколеблена.

Серьезный удар был нанесен и по моральной самооценке французского рыцарства. При Креси все французские отряды бесстрашно атаковали противника; при Пуатье через 10 лет нашлось немало уклоняющихся и струсивших.

В целом, после битвы при Креси англичанам стало воевать легче, французам- труднее.

При этом политический результат этого сражения экстраполировался на его военную сущность. Еще современниками, потом исследователями XIX века, потом научно-популярной литературой первой половины XX века. И уйти от этого стереотипа чрезвычайно сложно.

«Начиная с битвы при Креси главную роль в боевых действиях стала играть пехота".


Про «господство» пехоты мы уже говорили. О каком господстве может идти речь, если даже в начале XVI века, сто пятьдесят лет спустя, современники говорили: «На поле боя два повелителя: французская жандармерия и баталия швейцарцев». Заметьте не один «повелитель», а два – тяжелая латная французская кавалерия и пехота швейцарских горцев.

Таким образом, цитата американских авторов из книги "Всемирная история войн", 2000 года издания, является обычным, стереотипным мнением, большей частью не имеющей ничего общего с реальным анализом этого сражения, его последствий и причинами поражения французов в ней.

А что же с причинами поражения «лучшей конницы Европы» от «дисциплинированной и стойкой» английской пехоты?

В настоящее время, исследователи выделяют две основных причины поражения войск Филиппа VI:

ПРИЧИНА №1. Оборонительный характер сражения при Креси для английского войска.


Сама практика сражений XIV века показала, что действия от обороны на удачно выбранной и укрепленной позиции давали преимущество пехоте перед рыцарской конницей. И в этом плане, сражение при Креси ничем не отличается от памятного франко-фламандского сражения у замка Куртрэ в 1302 году, или сражения при Баннокберне в 1314 году, впрочем об этом уже говорилось. Более того, еще во время битвы при Гастингсе в 1066 году тяжелая конница Вильгельма Завоевателя ничего не могла поделать против укрепившихся на холме англосаксов, пока их не удалось выманить на равнину. Видимо, и французский король Филипп VI отдавал себе в этом отчет, о чем свидетельствует его отказ от атаки английских позиций в аналогичных ситуациях 1339 и 1340 гг. и желание отложить сражение днем 26 августа 1346 года. Только серьезное психологическое давление со стороны войска, включая ближайшее окружение, заставило Филиппа VI пойти на неоправданный риск. Он, конечно, не проявил достаточной воли и твердости, но следует понять этого, по существу, выборного предводителя: англичане разорили наиболее богатую часть его королевства и теперь, бросив наиболее громоздкую часть награбленного, стремительно уходили к границе с Фландрией, до которой им оставалось лишь несколько дневных переходов. Боевой дух французских рыцарей был очень высок, они горели желанием сразиться. Позволить англичанам снова, уже в третий раз, уйти в целости и сохранности было бы неcтерпимым ударом по королевскому авторитету. И мог ли Филипп VI знать, что стрельба английских лучников по конным рыцарям окажется настолько эффективной?


ПРИЧИНА №2. Выигрыш англичанами стрелкового боя в начальной фазе сражения.

Второй основной причиной английской победы современные историки считают превосходство лучников над арбалетчиками в полевом бою. Следует подчеркнуть, что ранее таких массовых дуэлей лучников и арбалетчиков не было, к тому же в столь благоприятных для лучников условиях (их положение на холме и спиной к солнцу; отсутствие у арбалетчиков щитов-павез; ливень, ослабивший тетивы арбалетов, которые было невозможно заменить в полевых условиях). Прежде имели место только скромные столкновения в периферийных регионах (Морле, Оберош), не привлекавшие к себе особого внимание на фоне более ярких последующих событий. Филипп VI не мог знать заранее, что арбалетчики окажутся столь бессильны, тем более этого не могли знать остальные рыцари и командиры, чей кругозор не выходил за пределы северной Франции. Филипп VI вербовал арбалетчиков в беспрецедентных прежде масштабах среди наиболее умелых профессионалов того времени, тратил на них большие деньги. Выдвижение их вперед в битве при Креси представлялось вполне разумным делом: именно такой обстрел вынудил вражескую пехоту перейти в наступление в битвах при Монс-ан-Певеле (1304 год) и Касселе (1328 год), покинув сильные оборонительные позиции и подставив свои фланги под удары тяжелой французской конницы. Однако при Креси этот номер не прошел: как пишет флорентийский хронист Виллани, пока арбалетчик один раз перезаряжал свой арбалет, английский лучник успевал выпустить три стрелы. К этому надо добавить в 2-3 раза большую плотность построения лучников за счет вертикального положения лука при стрельбе.


ВЫВОД

Приходится сделать вывод, что поражение французской армии при Креси было предопределено, несмотря на ее численное превосходство и высокий боевой дух. Разумнее всего для французов было бы не вступать в сражение 26 августа, а отсечь англичан от границы с Фландрией и брать их измором, одновременно посредством маневрирования принуждая к бою на открытой местности и во встречном бою, не давая им времени и возможности выстроиться оптимальным образом. Однако такая тактика требовала большой выдержки и твердой власти командующего, в конкретной психологической обстановке 26 августа она оказалась невозможной. Глубинные причины французского поражения следует искать в рыхлости и неуклюжести французской военной организации того времени: хотя отдельно взятые рыцарские отряды могли обладать высокой боеспособностью, сбор и развертывание всего ополчения занимали непозволительно много времени, что приводило к полной потере инициативы и позволяло противнику навязывать свою волю, в том числе в выборе места и времени сражения.



П.С. Про «опустошительность» огня английских лучников.

Вообще-то французская тяжелая кавалерия, в сражении при Креси, если брать ее общую численность в 12 000 человек, проведя 15 атак на позиции английских войск, потеряла безвозвратно 1542 рыцаря, бакалавра (сквайр у англичан) и оруженосца. Это 12,8%, если что. За несколько часов боя.

Безвозвратные потери французской тяжелой конницы в сражении при Куртрэ это минимум 23%, максимум 40%. В сражении при Баннокберне уже английская феодальная конница потеряла от 33 до 40% численности. В сражении при Моргартене австрийские «рыцари», в силу специфики боя, вообще потеряли убитыми около 70%-80% «благородных людей». Вот и сравните эффективность.

В основу серии постов о сражении при Креси положены статьи Д. Уварова.
Tags: 12-14 век, Средневековье, история, кавалерия, метательное оружие, пехота, холодное оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments