andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Category:

DOPPELSÖLDNER (продолжение)

Если вдруг, кто-то забыл с чего все началось, то вот http://andrewbek-1974.livejournal.com/8385.html

Ахтунг! Есть малехо ненормативной лексики.

Полноги


«Проклятая деревяшка», - подумал Михель. Вот уже почти десяток лет живут они вместе: Михель-Красавчик и его деревянная нога. Только уже почти никто и не помнит того, старого прозвища. Для всех он давно Михель-Полноги. А чего? Так и есть. Тогда, в тот злополучный день умирающий ландскнехт ткнул Михеля кинжалом под колено. В горячке боя бравый швис и не заметил пустяковой вроде бы раны. А потом….

А потом был страшный разгром.

Остатки баталий прижали к двум глубоким длинным оврагам, где они и приняли свой последний бой. «Дикие козопасы» бились до последнего человека. Атакуемые с трех сторон, осыпаемые градом болтов и пуль, они еще почти два часа отчаянно резались с противником, а потом, когда враги отошли зализать раны, эти сумасшедшие пошли в самоубийственную контратаку. Под рокот единственного уцелевшего барабана, маленький квадратик пехоты, мерно, тяжело, неотвратимо двинулся на сближение с имперской армией. Победители (а они уже победили!), впав в какой-то странный ступор, изумленно таращились на тупых горцев, идущих по телам своих и чужих, мертвых и раненых, под жутко звучащий почти в полной тишине барабанный бой.

- Да стреляйте же! Стреляйте!!!! – истеричный вопль раздался из центра первой шеренги спитцеров (1). Крик этот, как будто разбудил имперцев.

До того самого, первого ряда пикинеров, никто из швейцарцев не дошел…..



…………………………………………………………………….



«Холодно-то как….». Голова раскалывалась. Перед глазами плавали какие-то темно-зеленые круги.

Михель попробовал подвигать руками. Вроде шевелятся. Потом ногами. Левую ногу пронзила острая боль. Окончательно убедившая Красавчика, что он все-таки жив. Открыл глаза. В них плеснуло бездонной синью. Попытался поднять башку. Перед глазами все завертелось, закружилось и его вывернуло.

«С-у-ука…».

Снова вырвало.

Еле-еле заставив окоченевшее тело слушаться, швис упрямо перевернулся на живот. Перед лицом оказалась чья-то босая нога. По большому пальцу, с желтым, грязным ногтем ползла божья коровка. Ярко-красная в темных, круглых пятнышках. Михель тупо смотрел на маленькое создание, деловито ползущее по ноге мертвеца.

«Девять», - пересчитал он пятна на букашке. Почему-то это казалось ему важным. Вскарабкавшись на кончик ногтя малявка расправила крылышки и потоптавшись, словно не зная, что ей делать дальше, стартанула в небо.

Взгляд человека проследил за Божьим созданием. Наткнулся на пылающий шар в небе.

«Утро» - подумал человек. Его снова вырвало, уже какой-то вонючей желчью, прямо на ту самую босую ногу.

Утершись рукой, он чуть приподнялся, борясь с головокружением. Посмотрел на ногу.

Нога была сама по себе. Голая. Оторванная по самый пах, с торчащими ошметками мяса и розово-белой костью в месте, где она должна была крепиться к телу. Хозяина конечности нигде не наблюдалось.

«Вот же, бля..» - тягуче удивился Михель. Потом, отжался на дрожащих руках, подтянул ноги. Левую снова обожгло болью. Сел и огляделся.

- А-а-а, вот вы где все. – Хрипло протянул он.

Позади Михеля высилась груда окровавленных, раздетых до исподнего тел.

В том смертном овраге, младшего брата Красавчик не нашел. Искал, но не нашел.

……………………………………………………………….

«Ну и чего мы тут имеем?» - задал сам себе Красавчик животрепещущий вопрос.

«Херню мы тут имеем» - ответил внутренний голос.

Одетый в красно-желтые шоссы, белую рубаху из фламандского полотна, покрытую бурыми пятнами, в напяленном на ноющую голову зеленом берете с длинным фазаньим пером, Михель сидел на пеньке, и вяло осматривал разложенные на земле пожитки. К вечеру первого дня ему повезло – на краю оврага, наткнулся еле ковыляющий Красавчик на не обобранный труп имперского ландскнехта в кустах. Одежу от кровищи мозгов и дерьма отстирал, как смог, в найденном на дне того самого оврага ручейке, высушил и надел на себя. Повезло вторично – одежа была впору. Почти. Но как говорится: «На безрыбье и жопа соловей».

Перед Красавчиком лежали «сокровища»: искореженный молодецким ударом чего-то тяжелого и корявого салад (2), куртка из толстенной воловьей кожи, стеганный поддоспешник, арбалет с обрывками тетивы («Вот же распиздяй, куда он, интересно, дел запасную?»), один туфель («И где второй? Видимо там же, где и тетива.»), пяток целых, и восемь сломанных болтов, кинжал весьма поганого качества в ножнах, прицепленных к дешевому кожаному поясу, медная фляга с деревянной пробкой, и кошель с двумя серебряными талерами. И это все!

«Какой-то мне бедный попался покойник» - огорченно подумал Михель. «Совсем никудышний был. Недоносок. Только нанялся что ли? Впрочем, какая мне разница! Чтоб его черти в аду поджарили, ублюдка этого имперского!» Никакой благодарности к трушпаку, поделившемуся с ним скарбом Красавчик не испытывал.

«Надо бы еще порыскать» - пришла в его, еще туго соображающую голову дельная мысль.

Пошел рыскать. Периодически останавливаясь и пережидая приступы головокружения и тошноты (одно хорошо, из-за этой болячки с башкой, жрать совсем не хотелось). Да еще и нога болела неимоверно. Хоть рану он и поливал мочой, и компресс с этим же средством верным (как бабка учила) приматывал обрывком какой-то тряпки. Ничего не помогало: рана воспалилась, кожа вокруг покраснела. Пробовал надавить, чтоб выгнать гной, чуть Богу душу не отдал от боли. Так ничего и не выдавил. Чтоб ее, ногу эту….

Ну похромал. Часа полтора шарился по оврагу, распугивая отожравшееся воронье, которое даже взлетать не могло, одновременно борясь с желанием высунуться из этого проклятого места. Ни хера дельного, кроме обломка древка алебарды, не нашел. Потом все же осторожненько, каждый миг готовясь нырнуть обратно, в поросший кустарником смердящий смертью овраг, опираясь на найденную шестигранную деревяшку, выбрался наверх.

«Вот же суки, все подмели» - оглядевшись констатировал Михель невеселый факт. Да уж, победители почистили смертное поле качественно. На вытоптанном пространстве на первый взгляд не было НИЧЕГО! Но опытный Михель знал, что это не так. Как бы не собирали трофеи на поле любой битвы, сначала победители, после обозники и маркитанты, а еще после мародеры из числа местных селян, всегда оставалось что-то, миновавшее их зоркий глаз и жадные грабки.

«Ладно, хер с вами, козлы вонючие, все равно чего-то да найду» - ободрил сам себя швейцарец и пытаясь пригибаться (получалось херово), пошкандылял по краю поля.

1. Спитцер - пикинер.
2. Тип шлема, распространенный с середины 14 века, по вторую четверть 16 века.


Tags: 15-17 век, Средневековье, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments