andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Category:

"БИТВА ЗОЛОТЫХ ШПОР". 11 ИЮЛЯ 1302 ГОДА. ЧАСТЬ 2.

Оригинал взят у mihalchuk_1974 в "БИТВА ЗОЛОТЫХ ШПОР". 11 ИЮЛЯ 1302 ГОДА. ЧАСТЬ 2.
Чтобы вас, друзья не мурыжить, продолжение. Начало тут http://mihalchuk-1974.livejournal.com/95577.html

ХОД СРАЖЕНИЯ

Завязка боя
Битва началась с перестрелки между арбалетчиками и бидо с французской стороны (за ними на некотором расстоянии следовали отряды конницы) и арбалетчиками – с фламандской. Похоже, что и тех, и других было немного, но постепенно фламандцы отступили. Французские пехотинцы продвинулись вперед, их стрелы начали достигать рядов фламандской фаланги, сами они легко миновали рвы и, похоже, вступили в ближний бой. По словам Жиля ле Мюизи, они действовали столь удачно, что "были почти на грани победы".

Наконечники арбалетных болтов, найденные на месте битвы при Куртрэ.


Но пехоту остановил приказ Робера де Артуа (!). Как сообщает "Старая хроника Фландрии", французские рыцари, видя, что пехота вот-вот разобьет фламандцев, подошли к Артуа и спросили его: "Сир, чего вы еще ждете? Наши пехотинцы... наступают так, что они одержат победу и мы не стяжаем здесь чести". Но, по мнению "Фландрской хроники", рыцари атаковали только потому, что решили – фламандцы бегут с поля боя.
Поэтому Робер отдал приказ "Пехотинцы, отходите назад!", и знаменосцы выехали вперед рыцарей. Затем последовал приказ "Двинулись!" (Mouvez), и 7 баталий, развернув знамена, понеслись через поле.
Возможно, впрочем, что Робер считался не только с дворянской честью, но и с тем соображением, что без поддержки конницы пехотинцы были бы разбиты фламандской фалангой. Но складывается впечатление, что бой протекал довольно успешно до приказа графа Артуа.



Атака рыцарской конницы

Французская пехота отошла согласно приказу. Правда, как водилось в те времена, отчаянно спешащие в бой рыцари частично свою же пехоту стоптали на хрен боевыми конями.
Рыцари, сходу форсировали водную преграду перед фалангой мятежников. Момент для атаки фламандцами переправляющихся конников был упущен. Некоторое, весьма небольшое, количество лошадей завязло, несколько рыцарей выпало из седел - но в общем, этот маневр французами был совершен лихо.
Левое крыло наступающих французских рыцарей, в количестве 4 баталий, под командой де Неля, Жана де Бюрла, Годфруа Брабантского и двух маршалов, форсировало ручей Гроте и обрушилось на правый фланг и часть центра фламандцев, разогнав попутно их стрелков, укрывшихся в тылу фаланги. Основная масса рыцарей атаковала в лоб фалангу мятежников. По некоторым косвенным данным построение фламандцев на этом участке составляло 8 рядов. Несмотря на мощный удар брюггцы сумели выстоять. Годфруа Брабантский опрокинул на землю Гийома де Жюлье, срубил его знамя, даже пробился сквозь ряды фламандцев, но в конечном счете его стащили с коня в глубине строя и убили. Пал и Рауль де Нель. Конница французов завязла в плотном строе фламандской пехоты, после чего последовала ожесточенная рукопашная, где пехота с более длинным оружием, пиками и годендагами, получили немалое преимущество над рыцарями, которые не имели достаточно пространства для маневра.
В центре французам вначале сопутствовал успех, часть воинов Вольного округа Брюгге дрогнула и побежала. Казалось, вот-вот ряды фламандцев будут прорваны.
В этот момент правое крыло (3 баталии) пересекло ручей Гренинге, но в большем порядке, чем на левом фланге французов, и атаковало восточных фламандцев. Однако, и здесь первый натиск был отбит, после чего рукопашная разгорелась уже по всему фронту.
Надеясь помочь своим, гарнизон замка Куртрэ сделал отчаянную вылазку из замка - они подожгли дом на рыночной площади, намереваясь отвлечь ипрцев. Но те остались у замковых ворот и успешно отбили атаку гарнизона.

Тем временем бой разгорался. Одно время французы почти прорвали центр построения фламандцев. Но в этот момент Ренессе поспешил с резервом на помощь, и французские рыцари были отброшены. Этот успех воодушевил фламандский центр на контратаку, за ним последовали фланги – 4500-6000 фламандцев теснили французских всадников к воде. Среди французов воцарилось всеобщее замешательство. По словам автора одной английской поэмы, французские рыцари были подобны "зайцу", угодившему в "ловушку". Жан де Хокзем использовал другую метафору для рыцарей, падавших во рвы: как "быки, приносимые в жертву, без защиты".


Бегство французов.

Надо отдать должное французскому полководцу. Увидев, что его армия находится на грани поражения граф де Артуа лично возглавил отчаянную контратаку резерва, по всей видимости это была 8-я баталия конницы. Удар был нанесен по отрядам восточных фламандцев под командованием Ги Намюрского. В начале столкновения французам удалось опрокинуть расстроившиеся в атаке ряды фламандской фаланги. Робер де Артуа даже успел сорвать знамя противника. Но тут на помощь мятежникам пришел небольшой отряд под командованием брата Виллема ван Сафтинге/Сефтингхе из аббатства Тер Дест (ага, типа боевой монах), который убил лошадь графа, после чего его добили на земле. Правда по другой версии лошадь графа провалилась в ров, после чего его и грохнули.

На этой иллюстрации как раз запечатлен момент гибели графа Робера де Артуа


Остатки его баталий были загнаны к воде и, невзирая на отчаянное сопротивление, почти полностью перебиты, включая лошадей. Многие утонули, пытаясь спасти вплавь. Пленных не брали.
Завершив разгром конницы, фламандцы перешли ручьи и двинулись на арьергард. Последний, в составе 2 баталий, на протяжении всего этого времени не двигался с места. Но стоило фламандцам оказаться на другом берегу, как конница французов бежала к Лиллю и Турнэ, увлекая за собой пехоту (около 3 часов дня). Фламандцы преследовали их на протяжении 10-11 километров.

Последствия поражения для французской аритократии

К вечеру беглецы достигли Турнэ, где обменивали свое вооружение на хлеб, хотя некоторые из них были слишком потрясены, чтобы есть. Жиль ле Мюизи писал: "С башен церкви Богородицы Турнэ, аббатства Св. Мартина и города они могли видеть бегущих по дорогам, сквозь изгороди и поля, в таком количестве, что никто из тех, кто не видел этого, не поверил бы... В окрестностях города и в деревнях было столь много умирающих от голода рыцарей и пехотинцев, что это было ужасное зрелище. Пытавшиеся найти еду у города обменивали на нее свое снаряжение. Всю эту ночь и следующий день прибывшие в город были столь напуганы, что многие из них не могли даже есть".

Потери были потрясающими – только один из командиров участвовавших в бою баталий попал в плен (Матье де Три, сир де Фонтенуа), остальные были убиты. Погибли 63 знатных дворянина (включая маршала Рауля де Неля и командующего, Робера де Артуа), канцлер Пьер Флот и по меньшей мере 700 рыцарей (возможно, до 1000). Списки убитых в хрониках занимают несколько страниц (!). Среди них маршал Ги де Клермон, сир де Бретей, брат коннетабля; маршал Симон де Мелен, сенешаль Лимузена; Годфруа Брабантский, сир де Аршот; Арно де Веземель, маршал Брабанта; гран-мэтр арбалетчиков Жан де Бюрла, сенешаль Гиэни. Кроме того, пали Жак де Шатийон (но его брат Ги, граф де Сен-Поль, спасся); Рено де Три, сир де Вомэн; Жан де Понтье, граф де Омаль; Жан де Бриенн, граф д’Э; Жан де Три, граф де Даммартен; Робер де Танкарвиль, шамберлен Нормандии; Тома де Куси; Годфруа, сир де Аспремон; Рауль де Фламан, сир де Кани и Верпилье; Жан де Эно, граф Остреван, сын графа де Эно. Робер, граф Овернский и Булонский, уцелел, но его сын Годфруа погиб, как и сын графа де Суассона, Рауль.

Ф. Контамин полагает, что на поле осталось до 40 % от числа французских рыцарей, хотя Вербрюгген и Г. Функ-Брентано предлагают цифру 50 %. Даже Жан Фруассар десятилетия спустя вспоминал о том, как пали "граф д’Артуа и весь цвет Франции".

Потери фламандцев неизвестны, по современным оценкам не более "нескольких сотен". Впрочем, учитывая накал боя, сомнительно, что почти 1000 рыцарей позволили убить себя столь легко. Надо думать, что число убитых фламандцев не уступало количеству павших французских всадников.
Фламандцы разграбили тела павших французов, сняв с рыцарей несколько сотен золотых шпор (порядка 700, которые они развесили в церквях Куртрэ), и ушли, оставив тела не погребенными. Что любопытно, источники, похоже, говорят о том, что и своих убитых победители не стали хоронить, почему – непонятно (были так опьянены победой?). Тело Робера де Артуа, все же, было доставлено в соседний монастырь ангелами (французская версия) или лояльными фламандцами (прозаическая версия) и захоронено там.
Во Франции победа мятежников и гибель множества благородных воинов была воспринята как трагедия. Фландрия, напротив, чествовала своих героев. Джованни Виллани писал о тех днях: "Столь горды и неустрашимы стали фламандцы после своей победы при Куртрэ, что один фламандец с годендагом не боялся убить двух конных французских рыцарей".
Правда, их пыл быстро охладила битва при Арке (1303 г.), а потом и поражение при Мон-ан-Певеле (1304 г.). В результате, в июне 1305 г. в Ати-сюр-Орж фламандцам пришлось подписать мирный договор с французским королем на весьма жестких условиях.

Фламандская гравюра 15 века. Битва при Куртрэ



Выводы

Вопрос почему же самая мощная на тот момент рыцарская армия Европы проиграла сражение "сиволапым" фламандцам, беспокоит умы военных историков вот уже больше 100 лет.
В чем же уникальность этого сражения. Ведь всего лишь через два года фламандцы потерпели страшное поражение при Мон-ан-Певеле. А потом эти же бюргеры проиграли битвы при Касселе, а потом и при Отэ, Рюпельмонде, Гавере, Брюстеме. Но на фоне всех этих поражений несомненно одно - 11 июля 1302 года, люди неблагородного происхождения, своим мужеством, военным умением и отвагой доказали феодальной рыцарской коннице, что отныне и с ними придется считаться. Пройдет каких-то 120 лет (по историческим меркам это немного) и тяжеловооруженная европейская пехота станет могильщиком традиционного рыцарства. Швейцарцы, ландскнехты, и как венец развития испанская пехота положат конец "благородной" войне, где на одного убитого рыцаря, приходилось 20-30 убитых простолюдинов.
Просто фламандцы оказались первыми.

Те самые шпоры


Источники:
Нечитайлов М. "Битва при Куртрэ (11 июля 1302 г.). Хрестоматийное сражение во Фландрии".
Жарков С. "Средневековая конница в бою". Москва, ЭКСМО 2008 г.
Жарков С. "Средневековая пехота в бою". Москва, ЭКСМО 2008 г.




Tags: 12-14 век, ЕВРОПЕЙСКАЯ ПЕХОТА ЭПОХИ РЕНЕССАНСА. КРА, Средневековье, история, кавалерия, пехота
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment