andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Под катком "Барбароссы". Гибель 62-го Брест-Литовского укрепрайона.

Карта боевых действий 17-го ОПАБ 62-го Брест-Литовского укрепленного района




"Освободительный поход" Красной Армии в сентябре 1939 г. завершился установлением новой границы. Ее нужно было защищать, и, в соответствии с директивой Народного Комиссара Обороны от 26 мая 1940 г., было начато сооружение укрепленных районов: 62-го Брест-Литовского, 64-го Замбровского, 66-го Осовецкого и 68-го Гродненского.

В оперативно-тактическом отношении решение на размещение УРов непосредственно на линии государственной границы было неудачным. Строительство непосредственно на линии границы привело к тому, что ДОТы, ДЗОТы, противотанковые рвы, полевые укрепления, другие инженерные сооружения возводились на виду у противника, фиксировались им, а с началом боевых действий занимать позиции нашим войскам приходилось порой под прицельным огнем противника. В высшем военном руководстве существовала и другая точка зрения: создавать укрепрайоны в 25 - 50 км от линии госграницы, скрытно от противника. Однако, она была отвергнута.

Руководили строительством лучшие советские военные инженеры, в том числе генерал-лейтенант Д.М. Карбышев. В УР входило от 3 до 8 узлов обороны (УО), которые в свою очередь состояли из 3-5 опорных пунктов (ОП). В УО располагался отдельный пулеметно-артиллерийский батальон (ОПАБ). ОП, состоявшие из группы ДОТов, занимали роты соответствующего ОПАБ.

Значение укрепрайонов оценил командир 293-й пехотной дивизии вермахта, которая вплоть до 30 июня 1941 г. штурмовала позиции 17-го ОПАБ Брестского УРа в районе Семятичи северо-западнее Бреста: "Не подлежит никакому сомнению, что преодоление укрепрайона после его завершения потребовало бы тяжелых жертв и применения тяжелого оружия больших калибров". Однако до завершения строительства, вооружения и оборудования ДОТов было еще очень далеко. На 1 июня 1941 года в этом УРе, общей протяженностью 180 км, было забетонировано всего 168 сооружений, да и то лишь в первой полосе. Участок от Бреста до Влодавы и вовсе был не прикрыт железобетонными сооружениями. Всего же к началу ВОВ всего 23 ДОТа Брестского УР имели гарнизоны с вооружением, что составляло 16% от запланированных долговременных огневых точек. В разной степени готовности находились еще 69 сооружений. А участвовали в боях 50 ДОТов.

В 62-й УР входило 3 отдельных пулеметно-артиллерийских батальона: 16-, 17- и 18-й. Наиболее технически подготовленными были узлы обороны на северо-западе довоенной Брестской области (ныне - Польша): д. Путковицы - Дрогичин на Буге и район м. Семятичи. Их занимали бойцы 16- и 17-й ОПАБ. 18-й батальон располагался на участке границы от южных пригородов Бреста: Гершоны, Бернады, Митьки с опорой на старый форт литера "З", далее через Волынское (Госпитальный остров) и Тереспольское (Пограничный остров) укрепления и д.Речицы , Козловичи с опорой на старые форты "Граф Берг", №1 и литера "А". На многокилометровом разрыве между Брестским и северо-западными узлами обороны имелся всего один опорный пункт в районе д.Орля - Новоселки Каменецкого района, который занимала 3-я рота 18-го ОПАБ.

В Бресте находились штабы 62-го УР и 74 УНС. 20 июня штаб УР перебазировался в Высокое. Также в Бресте, в небольшом военном городке "Красные казармы" (район Речицы около форта "Граф Берг") размещался штаб 18-го ОПАБ. Здесь же находилась и учебная рота, 245-я рота связи дислоцировалась в Верховичах.

Готовые ДОТы являли собой двухэтажные бетонные коробки с толщиной стен 1,5-1,8 метра, врытые в землю по амбразуры. Верхний каземат делился перегородкой на два орудийных отсека. Планировка выделяла галерею, тамбур, отводивший взрывную волну от броневой двери, газовый шлюз, хранилище боеприпасов, спальный отсек на несколько коек, артезианский колодец, туалет… Вооружение зависело от важности направления и где состояло из 76-миллиметровой пушки и двух станковых пулеметов, где - из 45-миллиметровой, спаренной с пулеметом ДС. Вооружение ДОТов к началу войны содержалось на консервации, боеприпасы и продовольствие хранились на ротных и батальонных складах. Гарнизоны ДОТов в зависимости от их размеров состояли из 8-9 и 16-18 человек. В некоторых размещалось до 36-40 человек. Комендантами ДОТов назначались, как правило, командиры младшего комсостава.

Как вспоминают бывшие командиры и бойцы УРа, в подразделениях накануне войны был значительный некомплект личного состава, особенно артиллеристов. Наркомат обороны СССР и командование ЗапОВО прилагали большие усилия по комплектованию УРа. Так, если в соответствии со штатно-должностным расписанием в 62-м Уре 1 мая 1941 г. насчитывалось 975 человек, то к 1 июня - 1244.

Однако, несмотря на принимаемые меры, не хватало вооружения, боеприпасов, средств связи, не все уже построенные ДОТы были технически оборудованы и вооружены, не везде были установлены энергоагрегаты и воздухоочистительные установки, отсутствовали источники водоснабжения. В ночь с 21 на 22 июня проводная связь между штабами батальонов и рот, а также со штабом 62-го УРа во многих местах была нарушена диверсантами. Приказ коменданта УРа генерал-майора Михаила Пузырева - "...исходя из сложившейся ситуации, отходить на восток к линии старой границы" - многим остался неизвестен.

18-й ОПАБ

Командир ДОТа 18-го ОПАБ мл.лейтенант И.Т. Глинин




В течение первых 6 часов войны бойцы 1-й роты 18-го ОПАБ из ДОТов в районе Козловичи - Речица успешно вели пулеметно-артиллерийский огонь по немцам, не давая им переправиться через Буг. Противник бросил на ДОТы пехоту и саперные части с огнеметами. К концу дня гарнизоны израсходовали боеприпасы, дольше других держался ДОТ у д. Речица. В нем сражались 23 бойца под командованием младших лейтенантов П.П.Селезнева, Н.Г. Зимина и старшины И.Ф.Рехина. На предложение сдаться они ответили отказом и ДОТ был выжжен огнеметами, а затем подорван.

Также самоотверженно сражались гарнизоны ДОТов 2-й роты на южной окраине Бреста. Они отразили 11 атак противника. Общие потери немцев составили более 400 человек. Когда кончились боеприпасы, немцы блокировали ДОТы. Они заливали в отверстия перископов бензин, использовали огнеметы и подрывные заряды. Погибли все, в том числе командир роты старший лейтенант И.М.Борисов и политрук П.Д.Данилов.

В районе д. Огородники - Орляя - Новоселки отражала атаки 3-я рота под командованием лейтенанта С.И. Веселова. Сначала противник обстреливал ДОТы из орудий, затем применил огнеметы. Однако гарнизон сражался потрясающе самоотверженно. Двое суток вел огонь по врагу гарнизон артиллерийского ДОТа под командованием младшего лейтенанта А.К. Шанькова. Даже когда врагу удалось снарядами пробить левый каземат, контуженные и полуоглохшие бойцы перешли в уцелевшие отсеки и продолжали вести огонь. После двух суток непрерывного боя в ДОТе младшего лейтенанта И.Т. Глинина кончились боеприпасы. Немцы схватили командира, сержанта Бородавку, двух бойцов и расстреляли.

В конце второго дня обороны погиб командир роты Веселов, но ДОТы младших лейтенантов А.Я.Орехова, Н.И.Мишуренкова, П.И.Москвина и Ш.Я.Левита продолжали вести бой и на следующие сутки. Когда у защитников кончились боеприпасы, немцы блокировали ДОТы и взорвали. Из 258 бойцов и командиров роты чудом остались в живых двое: младший лейтенант Шаньков и пулеметчик Ф.А.Чиж.

17-й ОПАБ


Наиболее ожесточенные бои развернулись в зоне ответственности 17-го ОПАБ в районе м.Семятичи (теперь территория Польши). Этот батальон, по сравнению с другими, имел больше готовых ДОТов, опорные пункты рот размещались компактно и имели продуманную систему огня. Но между ротами огневой связи все же не было. Командовал батальоном капитан А.И.Постовалов, кадровый офицер-пограничник, он же и отдал приказ об открытии огня по немецким войскам.

К полудню первого дня войны связь со штабом батальона прекратилась, так как деревню Батики Средние, где размещался штаб, атаковали прорвавшиеся с фланга солдаты противника. С этого времени роты батальона, окруженные противником, действовали самостоятельно: 1-я рота - у деревни Анусин, 2-я - у Мощона Крулевская, 3-я - у Слохи Аннопольские.

1-я рота, возглавляемая лейтенантом И.И. Федоровым, защищала позиции в центре участка батальона. Пятиамбразурный (по другим данным шестиамбразурный) ДОТ "Орел", в котором находился командир роты, двухамбразурные артиллерийско-пулеметные ДОТы "Светлана" и "Сокол" и несколько других сооружений прикрывали шоссе от моста через реку Буг на Семятичи. В первые часы боя к защитникам ДОТов присоединилась группа пограничников и бойцов штаба батальона.

Командир 1-й роты 17-го ОПАБ лейтенанто И.И. Федоров



Трое суток вел бой ДОТ "Светлана" под командованием младших лейтенантов В.И. Колочарова и Теняева. Как сообщил Колочаров, в их ДОТе особенно отличились стрелок-пулеметчик Копейкин и наводчик орудия казах Хазамбеков. Хазамбеков вместе с артиллеристами соседней роты в первые же часы войны подбил вражеский бронепоезд (по некоторым данным - БП №28), а затем успешно поражал огнем пехоту, двигавшуюся по железнодорожному мосту и понтонной переправе.

Несколько командирских жен с детьми укрылись в соседнем доте "Сокол", в том числе жена лейтенанта Федорова Пелагея Сулейкина с трехлетней дочерью и трехнедельным младенцем на руках. П.Сулейкина вспоминает:

"В доте стали отваливаться плиты бетона, погасли фонари. Мы задыхались. А тут еще начался пожар. Запахло жженой резиной. Дым повалил во все щели и амбразуры. Дышать стало нечем.

Немцы, видимо, решили, что с нами покончено, и отошли от дота. Мой мальчик не подавал признаков жизни. Я решила, что он мертв, плотно завернула в одеяло и положила под стенку дота. Надо было подумать и о трехлетней дочурке. Она еле дышала и не держалась на ножках. Безнадежна была и трехлетняя девочка Смазновой. Под прикрытием дыма мы стали выбираться из дота. Последней выходила Смазнова. Она была на сносях, да еще дочь на руках. Бедная женщина упала в обморок.

У выхода какой-то боец закричал мне, кашляя:

- Сына возьмите, выкопаете где-нибудь ямку и зароете. Останетесь живы, будете знать, где похоронили.

Я и взяла Олежку. Добрались до ржаного поля. Присели. Страшная рвота у всех. Одна сажа. Вырвало и сынишку, щечки порозовели - Олежка ожил! У меня сердце зашлось: чуть не закопала живого!.. А девочка Смазновой так и не оправилась, на другой день умерла".


Постепенно огонь ДОТов затих. К 28 июня из всех сооружений уцелел лишь ДОТ "Орел" лейтенанта Федорова. Стрельба из него прекратилась только на второй неделе войны! О подвиге солдат и командиров, сражавшихся в ДОТе "Орел", стало известно позже. П.Е. Сулейкиной удалось повидать раненого солдата Амозова, который рассказал, что защитники этого ДОТа сражались до последней возможности, на предложение немцев сдаться отвечали огнем. Вместе с лейтенантом И.И. Федоровым в ДОТе были лекарский помощник Лятин, бойцы Пухов, Бутенко (он был ординарцем командира роты лейтенанта Федорова) и другие. По словам Амозова, все защитники ДОТа погибли.

Бывший научный сотрудник ЦАМО Т.Г. Степанчук обнаружил донесение политотдела 65-й армии Военному совету 1-го Белорусского Фронта. В нем указано, что после выхода в июле 1944 года соединений 65-й армии на государственную границу СССР в районе села Анусин советские воины в одном из ДОТов обнаружили на усыпанном гильзами полу, около искореженного пулемета, тела двух человек. Один из них, в форме младшего политрука, никаких документов при себе не имел. В кармане гимнастерки его товарища сохранился комсомольский билет №11183470 на имя красноармейца Кузьмы Иосифовича Бутенко. Найденный на останках бойца комсомольский билет ныне хранится в ЦМВС. Установить имя младшего политрука не удалось.

Этот факт был подтвержден и в политдонесении начальника Политического управления 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта С.Ф. Галаджева 6-го августа 1944 года. В нем говорится, что из опроса местных жителей выяснились следующие обстоятельства гибели этих двух отважных людей: "Гарнизон ДОТа мужественно отстаивал свои позиции, держался в течение семи дней и отражал атаки немцев до тех пор, пока не были израсходованы все боеприпасы. В неравной борьбе он уничтожил большое количество немецких солдат и офицеров. Немцы на подавление ДОТа израсходовали огромное количество снарядов, но смельчаки не сдались. Они в самый последний момент закрыли все люки ДОТа и погибли".

Из 18 защитников дота "Орел" в том бою выжил один - рядовой Амозов, выбравшийся из бункера тяжелораненым, контуженным и обгоревшим. Немцы его подобрали и доставили в свой госпиталь, дальнейшая судьба неизвестна.

Мужество и стойкость гарнизонов ДОТов, были признаны и противником. В отчетном документе 293-й немецкой пехотной дивизии так говорилось о боях под Брестом: "Во главе гарнизона всегда были офицеры. Офицеры и солдаты оборонялись до последней минуты. Случалось, что наши солдаты, входя в разрушенные ДОТы, еще подвергались обстрелу. Требование о сдаче в плен, переданное через переводчика перед подрывом ДОТов, не оказывало никакого воздействия".

У деревни Слохи Аннопольские сражалась 3-я рота батальона. Бывшие коменданты ДОТов, офицеры запаса И.Н. Шибаков, С.Н. Зайцев, А.Д. Гришечкин, жены офицеров и сверхсрочников М.В. Еськова, И Е. Локтева, А.И. Горелова, польские граждане Ф. Буховец, П. Курига, А. Панасюк, А. Семенюк, М. Гопонов и другие сообщили о некоторых подробностях боевых действий на участке этой роты.

Обороной руководили заместитель командира роты В. К. Локтев и младший лейтенант И. И. Шевлюков. В боевых действиях участвовали все семь ДОТов роты: "Пчелка" - младшего лейтенанта И.М. Сазонова, "Ким" - младшего лейтенанта Н.В. Елисеенко, "Быстрый" - младшего лейтенанта И.Н. Шибакова, "Горки" - младшего лейтенанта И.И. Шевлюкова, "Холм" - младшего лейтенанта С.Н. Зайцева (в нем находился и В.К. Локтев), ДОТ младшего лейтенанта А.В. Еськова, и ДОТ "Безымянный" фамилию командира установить не удалось.

Командир ДОТа 17-го ОПАБ мл.лейтенант А.В. Еськов



Кроме ДОТа "Горки", вооруженного 45-мм орудием и спаренным с ней пулеметом, другие сооружения артвооружения не имели. В них было лишь по два станковых пулемета "Максим". 22 июня их гарнизоны вели перестрелку с пехотой противника, продвигавшейся со стороны железнодорожной станции Семятичи. К вечеру немцы вышли к ДОТам, расположенным на правом фланге роты, и повели наступление на деревню Слохи с запада. Огонь ДОТов "Холм", "Пчелка", "Ким" и "Безымянный" заставил вражескую пехоту залечь, а потом и откатиться назад.

Утром следующего дня противник возобновил наступление со всех направлений, особенно с юга. В тот день гарнизоны ДОТов "Холм", "Быстрый" и младшего лейтенанта Еськова отбили несколько атак. Бойцы и командиры 3-й роты сражались с исключительным героизмом. Обстановка на участке обороны 3-й роты с каждым днем ухудшалась. Еще 23 июня была потеряна связь с ДОТами, которые находились севернее деревни Слохи. В ночь на 28 июня в ДОТ "Горки" пробрался раненый солдат из ДОТа "Ким". Он сообщил, что все люди в тех ДОТах погибли: после отказа сдаться их отравили газом. [О применении немцами газов кроме участников боев написали жители деревень Слохи и Анусин П. Курига, Ф. Буховец и др. - прим.автора] Погибли и коменданты огневых точек "Безымянный", "Ким" - (мл. лейтенант Елисеенко) и "Пчелка" (мл. лейтенант Сазонов). Кстати, жена мл. лейтенанта Еськова Мария Васильевна сообщила, что тело мл. лейтенанта Сазонова было опознано жителями деревни Слохи, которых немцы после боев заставили расчищать ДОТы.. В мае 1964 года И.Н. Шибаков, находясь в отпуске в Польше, под бетонной глыбой взорванного ДОТа "Ким " обнаружил останки мл. лейтенанта. Они были с почестями захоронены. Гимнастерку офицера вместе со знаками различия передали в Музей героической обороны Брестской крепости. Так как по свидетельству Шибакова других офицеров в ДОТе "Ким" не было, то можно положить, что найденые там останки офицера принадлежат мл. лейтенанту И.В. Елисеенко.

Участники и очевидцы боев сообщают, что немцы расстреляли политрука В.К. Локтева прямо у огневой точки "Холм", в которой он находился. Видимо, именно об этом сказано в донесении командования 293-й немецкой пехотной дивизии:

"В одном ДОТе в лесу западнее реки Каменка был взят в плен политрук и согласно приказу расстрелян. Этот политрук принял на себя командование ротой, в том числе и управление подчиненными ДОТами... Установлено, что фамилия этого политрука Горичев. [Возможно, так назвал себя В.К. Локтев при пленении. Ни в одном из батальонов этого участка не было офицера с такой фамилией. По утверждению участников боев, ДОТы 3-й роты стояли в леске западнее реки Каменка и руководил их обороной политрук В.К. Локтев. - прим.автора] Он был душой сопротивления противника и этом районе..."

В ходе обороны гарнизоны ДОТов широко применяли вылазки с целью отражения атак немцев, уточнения обстановки, пополнения запасов продовольствия и воды. Во время одной их таких вылазок старшина С. Горелов и старший сержант Жир подбили штабную машину и доставили в ДОТ документы, радиостанцию и другие трофеи. Младший лейтенант А.В. Еськов из засады возле шоссе убил проезжавшего в легковой машине гитлеровского офицера. При этом Еськов был ранен, но успел укрыться в ДОТе. (В последующих боях младший лейтенант А.В. Еськов был вторично ранен, а при пожаре в ДОТе получил тяжелые ожоги.) О его смелом поступке написали участники боев и местные жители. Причем они утверждали, что Еськовым был убит высокопоставленный немецкий офицер или генерал, так как после этого противник с особой яростью обрушился не только на ДОТы, но и на мирное население. Прибывшие в тот день в деревню Слохи Аннопольские немцы расстреляли всех мужчин в возрасте от 16 до 60 лет, а деревню сожгли.

По сообщениям местных жителей и жен командиров, последние три ДОТа 3-й роты сражались до 29 июня 1941 г.

16-й ОПАБ


О боевых действиях 16-го ОПАБ под командованием капитана А.В.Назарова на участке границы между д.Крупица и Путковицы, включая Дрогичин известно не так уж много. Уже под огнем противника раненый и контуженый командир 2-й роты лейтенант И.И. Змейкин отдал приказ занять ДОТы и любой ценой задержать врага. Через 20 минут огневые точки и взвод вкопанных в землю танков без двигателей под командованием старшего сержанта Синицына были готовы открыть огонь. В первый день войны было подбито несколько танков врага, отбиты все атаки. Подвозя боеприпасы из пункта боепитания, погиб воентехник первого ранга С.П.Федоров. На второй день обороны был убит политрук Кормич.

Экипажи стареньких Т-26 задержали немецкие танки на сутки. Последним, подбив несколько немецких танков, погиб командир взвода Синицын. На шестой день от роты осталось лишь несколько раненых и контуженых бойцов. Так, в ДОТе младшего лейтенанта И.С.Антипова из 8 человек в живых остался только сержант Гунько.

На высотке у д. Заенчики один единственный боец(!) со станковым пулеметом отбил несколько атак пехоты противника и был раненым захвачен в плен, после чего был забит прикладами немецкими пехотинцами насмерть. К сожалению, имя этого человека установить не удалось.

1-я рота батальона занимала позиции у деревни Мощона Крулевская. Ею командовал лейтенант П.Е. Недолугов. О тех боях, пишут бывшие коменданты ДОТов, А.А. Мологин и И Ф. Малуша, жители Семятичского повета Польши И. Всршиевич, А. Гладыш, И. Митюк и др. Немцы обстреливали укрепления из пушек, бомбили с самолетов, подрывали взрывчаткой. Но русские солдаты не сдавались. Более семи суток сражался ДОТ на северо-восточной окраине деревни Мощона Крулевская. В нем было шесть солдат и двенадцать молодых лейтенантов, которые только 21 июня прибыли в батальон. Гарнизон ДОТа сражался до последнего патрона.

Боевые действия немецких войск против советских ДОТов у Бреста отражены в отчетной документации штаба группы армий "Центр". Так, например, в записи от 28-го июня 1941 года говорилось, что части 293-й пехотной дивизии 35-го армейского корпуса все еще продолжали вести бои с советскими бойцами в районе Семятичи. Боевые действия в этом районе указанная дивизия смогла закончить лишь к 30 июня 1941 года.

В этих упорных боях, длившихся более недели, гарнизоны советских ДОТов не смогли задержать врага на широком участке фронта и нанести ему существенные потери. Но защитники пограничных укреплений, сражаясь самоотверженно, стойко (по свидетельству самих немцев - "с поразительной фанатичностью"), отвлекли на себя на участке Семятичи - Дрохичин целую пехотную дивизию противника (293-я ПД). Кроме того, для борьбы с советскими ДОТами в районе Орля на трое суток, с 22 по 24 июня, были задержаны части 167-й немецкой пехотной дивизии. Нет необходимости говорить, что даже задержка с выходом к фронту той или иной вражеской части, а тем более соединения, играла в то время для РККА важную роль.

В боях на границе и фронтах Великой Отечественной войны сражались и погибли комендант Брестского укрепрайона генерал-майор М.И. Пузырев, полковой комиссар И.Г. Чепиженко, начальник штаба полковник А.С. Леута, старший батальонный комиссар А.К. Мурашко, заместитель начальника штаба майор И.М. Дементьев, начальник штаба артиллерии майор П.П. Хромов, его заместитель майор А.М. Фадеев, батальонный комиссар В.А. Угланов, командиры 16-, 17- и 18-го ОПАБ капитаны А.В. Назаров, А.И. Постовалов и майор Н.П. Бирюков, почти все командиры рот, взводов и коменданты гарнизонов ДОТов. Из, примерно, 1500 бойцов и командиров к концу войны в живых осталось, по неполным данным, 30 человек.

В ДОТах воевали также бойцы и командиры, строившие укрепления. В живых из них осталось 46 человек.

Источник http://www.battlefield.ru/first-strike-62-ur.html
Tags: 1941, ВМВ, Германия, СССР, артиллерия, бронетехника, история, огнестрел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments