andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

ОПЕРАЦИЯ "ЦИТАДЕЛЬ". ЧАСТЬ 7.

Командир танка, лейтенант Б.В. Смелов показывает пробоину в башне немецкого танка «Тигр», подбитого экипажем Смелова, лейтенанту Лихнякевичу (подбившему в последнем бою 2 фашистских танка) . Эту пробоину сделал обычный бронебойный снаряд из 76-миллиметрового танкового орудия. Известное фото. "Тигр" вот этот: https://mihalchuk-1974.livejournal.com/522866.html




Перенесу из старого ЖЖ. Серия статей 2010 года.

НАЧАЛО ТУТ
https://andrewbek-1974.livejournal.com/541272.html
https://andrewbek-1974.livejournal.com/541842.html
https://andrewbek-1974.livejournal.com/543867.html
https://andrewbek-1974.livejournal.com/545980.html
https://andrewbek-1974.livejournal.com/547217.html
https://andrewbek-1974.livejournal.com/547393.html

ПРОХОРОВКА : бои 13-16 июля. Крах операции "Цитадель".


Вплоть до 12 июля ни одна из сторон не добилась поставленных целей. Хотя 2-й ТК СС и отразил сильный контрудар 5-й гв. ТА и даже несколько расширил плацдарм на северном берегу р. Псел, но выполнить свою задачу - прорвать нашу оборону и захватить Прохоровку не смог. Замысел Манштейна по разгрому резервов Воронежского фронта был сорван упорным сопротивлением войск 5-й гв. А А.С. Жадова и 69-й А В.Д. Крюченкина, действовавших на флангах 5-й гв. ТА, а также активными действиями 1-й ТА М.Е. Катукова и 40-й А .

В течение многих лет нам вольно или невольно внушалась мысль, что основной вклад в разгром немецких войск и их последующий отход внесла 5-я гв. ТА в бою 12 июля 1943г., совершенно забывая солдат и офицеров других армий и соединений, которые и до 12 июля и после вели ожесточенные бои с немецкой 4-й ТА и АГ "Кемпф".

В ходе боев 12 июля (напомним читателю, что Прохоровское сражение разыгрывалось не только на "танковом поле" 4 на 5 км, а в радиусе примерно 20 км от Прохоровки), противник понес несомненно большие потери. Особенно неожиданными для немецкого командования были огромные потери в пехотных частях. Потери в бронетехнике также были весьма серьезны: если накануне 2-й ТК СС насчитывал в своем составе 294 танка и штурмовых орудий, то к утру 13 июля в строю осталось 151. 3-й ТК понес гораздо большие потери и в его составе на 13 июля было всего около 100 танков и штурмовых орудий. В резерве Манштейна оставался еще 24-й ТК (13 батальонов мотопехоты, 181 танк и САУ и 123 полевых орудия).

Однако немцы не отказались от своего плана по окружению и разгрому 5-й гв. ТА, в частности Г.Гот направил во 2-й ТК СС следующую ориентировку:

"1. Танковая армия намерена 13 июля продолжать сражение за расширение флангов, удерживая по фронту захваченные рубежи.
2. 2 тк СС после перегруппировки тотчас же основными силами переходит в охватывающее наступление по северному берегу Псела против стоящих в районе Прохоровки танковых соединений. Наступление в восточном направлении с участка Беленихино и севернее продолжать лишь тогда, когда окружение станет фактом".


Начавшееся 12 июля наступление двух советских фронтов и наличие в полосе обороны Воронежского фронта крупных резервов, поставило под сомнение целесообразность продолжения операции "Цитадель". 13 июля Гитлер вызвал в свою ставку командующих ГА "Центр" и "Юг". Гитлер сообщил им о том, что операцию "Цитадель" необходимо прекратить. Он также запретил вводить в бой 24-й ТК.

В итоге противник перешел к обороне перед всем Воронежским фронтом, за исключением полосы обороны 69-й А, где Манштейн решил провести частную операцию по окружению и разгрому соединений, обороняющихся в междуречье рек Липовый Донец и Северский Донец.

Командование Воронежским фронтом попросило Ставку ВГК усилить фронт тремя корпусами (2 танковых и 1 авиакорпус). Вместо 3-х корпусов Сталин прислал Г.К. Жукова, срочно вызвав его с КП Брянского фронта, который только что перешел в наступление, с задачей разобраться в обстановке и принять на себя координацию действий Воронежского и Степного фронтов. За этим решением просматривается явное недовольство результатами ввода в сражение командованием Воронежского фронта двух армий, в составе которых было свыше 700 танков и 100000 солдат и офицеров. Василевский был отправлен на Южный фронт, а Г.К. Жуков прибыл на Воронежский уже 13 июля. Было решено продолжить контрудар по противнику, дабы не дать ему спокойно отойти на рубеж в районе Белгорода.

Но чем наносить контрудар? 29-й ТК потерял около 150-170 боевых машин только за 12 июля, к 13 числу в корпусе осталось всего 51 танк. В 18-м ТК - 33, во 2-м гв. ТК - 80 танков, во 2-м ТК - 44, в 5-м гв. МК - 148. Надо было срочно восстанавливать их боеспособность.

Тем более, что почти все подбитые немецкие танки остались на территории контролировавшейся противником, а советские или на линии соприкосновения или также на территории противника. Н.С. Хрущев докладывал Сталину 24 июля: "поле боя осталось за противником - почти все поврежденные советские танки были немцами подорваны или сожжены, тогда как немецкая техника была эвакуирована". Организовать эвакуацию наших подбитых машин было непросто - все они находились в пределах досягаемости огневых средств противника. При обнаружении попыток эвакуации противник немедленно открывал минометный и пулеметный огонь. Только за ночь с 12 на 13 июля в 29-м ТК погибло три человека из танкоремонтных подразделений.

На удалении в 3-10 км от переднего края были развернуты два армейских, три корпусных и 9 бригадных сборных пунктов аварийных машин (СПАМ). На СПАМы бригад стягивались танки, требующие для своего ремонта не более 10-15 часов, на СПАМы корпусов - до 2 суток, остальные эвакуировались на армейские пункты. Для этого применялись трактора "Коммунар", "Коминтерн" и "Сталинец-2", однако их очень не хватало (хотя они и не отвечали требованиям ремонтно-эвакуационных подразделений), поэтому часто для буксировки неисправных машин применялись боевые танки. В 18-м ТК удалось эвакуировать 25 танков Т-34 и 16 Т-70. В 31-й ТБр 29-го ТК только 5 Т-34.

Командование противника очень беспокоили гигантские потери в бронетехнике, несмотря на отличную работу ремонтных подразделений на 21:35 13 июля в 2-м ТК СС 25 единиц техники были списаны в безвозвратные потери, 220 требовали ремонта (165 краткосрочного, 55 долгосрочного). Именно по причине таких потерь немцы даже не сделали серьезных попыток наступать 13 июля. Манштейн еще до отъезда к Гитлеру уже понимал, что операция "Цитадель" провалилась и пора думать об альтернативе. Поэтому он настойчиво требовал данные, на какое количество танков он может рассчитывать в ближайшем будущем. В 3:00 после повторного запроса из штаба 4-й ТА ему ответили, что за 4 дня при благоприятных условиях можно поставить в строй в 48-м ТК 190 танков, во 2-м ТК СС - 122 танка. Отметим, что благодаря прекрасно поставленной ремонтной службе немцам удалось к 17 июля довести численность танков во 2-м ТК СС до 312 единиц.

В 5-й гв. ТА на 13 июля числилось 390 исправных танков и САУ. Несмотря на категорические требования Г.К. Жукова, продолжения полномасштабного контрудара 13 июля не получилось. 5-я гв. ТА "зализывала раны", впрочем противник занимался тем же.

Наибольшую опасность для наших войск представляли плацдарм на сев. берегу р. Псел, стык 5-й гв. и 69-й армий у Сторожевое, и плацдармы на Северском Донце у Рыднинки и Щолоково. Исходя из этого, командующий фронтом поставил войскам задачи:
- 5-й гв. А совместными действиями с 24-й тбр и 10 мбр 5-го гв. мк ликвидировать группировку противника, прорвавшуюся на северный берег реки Псел;
- не допустить дальнейшего продвижения противника на Прохоровку как с запада, так и с юга;
- ликвидировать части 3-го танкового корпуса противника в районе Ржавец, Рындинка.

13 июля ДО ВСЕХ соединений были доведены указания командующего фронтом, основанные на анализе боев 12 июля:

"При проведении дальнейшей операции обратить внимание на следующее:
А) Сила артогня полностью не используется, артиллерия в динамике боя отстает от пехоты и танков. В дальнейшем не допускать отставания артиллерии.
Б) Отмечается много лобовых атак и слишком мало применяется маневр на окружение противника.
В) Недостатки в тактике войск немедленно устранить, особенно тщательно предусмотреть закрепление на достигнутом рубеже… организации системы противотанкового и противопехотного огня в сочетании с инженерными заграждениями.
Г) Обратить внимание на лучшую организацию взаимодействия и огня.
Д) О принятых мерах донести".

Конечно хорошо, что из неудачных действий 12 июля командование фронтом сделало так оперативно выводы. Однако упрек в лобовых атаках прежде всего надо отнести в его адрес, ведь именно командование фронта ( с согласия Ставки) решило наносить удар 5-й гв. танковой армией по самому сильному месту группировки противника.

29-й и 18-й ТК (более 370 танков и САУ) были введены в бой на узком участке фронта, не более 6 км по фронту, ограниченном с двух сторон рекой и урочищем Сторожевое. И немцы приняли все меры, чтобы не выпустить танки Ротмистрова из этого узкого дефиле.

Все же 13 июля командование 5-й гв. ТА попыталось нанести ограниченный контрудар силами 18-го,29-го и 2-го ТК в направлении Сторожевое. Ввести в бой удалось максимум 166 танков, из них примерно половина - легких, на фронте общей протяженностью 16-20км. Атакам наших корпусов противостояли части двух дивизий СС "ЛАГ" и "Дас Райх", в составе которых имелось 177 танков и САУ, то есть даже на 7 единиц больше, чем 12 июля. Кроме того в составе только дивизии "Дас Райх" имелось 54 противотанковых средства, 27 50-мм ПТО в пехотных подразделениях, и 27 в составе противотанкового дивизиона (САУ "Мардер" - 24, 75-мм ПТО - 3).

Соответственно, при таком соотношении в бронетехнике советские войска ничего не добились. Видимо наше командование планировало лишить возможности противника произвести перегруппировку сил. Возможно преследовалась и другая цель - не дать противнику вывести из боя танковые соединения и перебросить их в полосу наступления Брянского и Западного фронтов. Противник расценил атаки наших подразделений как усиленную разведку боем. Начиная с 14 июля, положение сторон на ближайших подступах к Прохоровке с юго-запада оставалось без изменений до 18 июля.

Подбитые на Курской дуге танки Pz.Kpfw. III Ausf M панцергренадерской дивизии СС «Тотенкопф» (SS-Panzergrenadier-Division «Totenkopf»).



А вот в районе высоты 226,6 (излучина Псела) 13 июля продолжались ожесточенные бои. Части 95-й гв. СД, совместно с 24-й гв. ТБр, при поддержке 1447-го САП, трех батарей 104-го ИПТАП и 469-го МинП. Дивизия перешла в наступление в 13:00. Подразделениям 287-го и 284-го гв. СП удалось захватить первую траншею врага, танки 24-й гв. ТБр попали под сосредоточенный огонь ПТО и танков противника на северных скатах высоты- 18 танков сгорело, 2 подбито. Немцы контратаковали силами до батальона пехоты и до 50 танков, отрезав нашу пехоту от танков. В ходе продолжавшихся весь световой день боев танкисты 24-й гв. ТБр уничтожили и подбили 17 танков противника, в том числе 6 тяжелых, свои потери составили 26 танков сгоревшими и подбитыми, а 7 танков прорвавшиеся в глубину немецкой обороны, пропали без вести. На 14 июля в бригаде осталось 22 танка.

132-й гв. СП 42-й гв. СД, совместно с 51-м гв. ТП 10-й гв. МБр отбили в течение 13 июля у противника хутор Полежаев.

Настойчивые атаки нашей пехоты, поддерживаемые танками, вынудили Г. Гота отказаться от планируемого наступления на Прохоровку по северному берегу р. Псел. П. Хауссер решил вывести с плацдарма основные силы ТД СС "МГ", в том числе ее танковый полк. Сопоставление боевых документов сторон часто приводит к взаимоисключающим выводам по сложившейся обстановке. Обе стороны всячески подчеркивали и преувеличивали свои успехи и крайне неохотно признавали неудачи. Например, в немецких документах встречаются просьбы отозвать то или иное донесение, о занятии какого-нибудь пункта или рубежа. Командование советских частей также нередко докладывало о занятии того или иного рубежа и пункта, о сдаче которых в немецких документах не пишется.

Советская пехота движется по дороге к линии фронта. Курская дуга.



95-я гв. Сд еще 4 дня атаковала высоту 226,6 - вплоть до полной эвакуации плацдарма немцев 18 июля. Неудача штурма высоты во многом определилась недостатком боеприпасов для артиллерии. Хотя еще 13 июля после ожесточенного боя на склонах высоты стало ясно - без надежного подавления артиллерийским огнем огневых средств противника штурмовать высоту бесполезно. Но на 14 июля в 95-й гв. СД имелось боеприпасов для орудий: к 122-мм гаубицам - 119 шт., 76-мм орудиям - 0,2 б/к, 45-мм ПТО - 0,7б/к, к 120-мм минометам - 0,3 б/к. Однако, попытки взять высоту продолжались (!). Последняя попытка штурма высоты была проведена в ночь с 15 на 16 июля, силами 108-й и 109-й штрафных рот, при поддержке саперного батальона дивизии, 5-6 орудий ПТО, разведчиков и взводов ПТР. Но штрафники были встречены сильнейшим огнем и вынуждены были залечь на расстоянии 200-400 м от траншей противника. В результате, роты потеряли около 20% личного состава и отошли на исходный рубеж. Вплоть до 24:00 17 июля немцы продолжали эвакуировать свои (и не только) танки, достаточно сказать, что из 10 "Тигров" дивизии на 14 июля было подбито… 10. В 2:00 по Берлину 18 июля плацдарм дивизии СС "МГ" был полностью выведен на "немецкий" берег р. Псел. 95-я гв. СД в боях 11-17 июля потеряла 3164 человека, из них только убитыми 952, такова была цена лобовых атак на неподавленную оборону эсэсовцев. Но наиболее яростные сражения разгорелись к югу от Прохоровки - в районе Шахово, где немцы пытались окружить части 69-й А. Обстановка на этом участке (место прорыва 3-го ТК противника) очень беспокоила и командование Воронежским фронтом и Ставку ВГК. Ставка, еще 12 июля, потребовала от командующего Степным фронтом И.С. Конева уничтожить прорвавшуюся группировку. И.С. Конев доложил в Москву свои предложения - создать в районе вклинения ударную группу армий в составе 47, 53 и 52-й армий, 1-го, 3-го гв. МК и 4-го гв. ТК. С учетом перегруппировки - срок наступления 19.07.43г. В связи с этим очень важно было удержать рубежи занимаемые войсками 48-го СК и 35-го гв. СК, так как с них очень удобно было наносить удар как по правому флангу прохоровской группировки противника, так и по флангу АГ "Кемпф". Ватутин потребовал от войск 69-й А и 5-й гв. ТА принять все меры, чтобы удержать район междуречья.

13 июля наши войска продолжали наступать против восточного фланга 4-й ТА противника и против 3-го ТК немцев. 93-я гв. (48-й СК) СД к исходу 13 июля овладела Гостищево, но дальнейшего продвижения не имела. 92-я гв. СД (35-й гв. СК) в результате упорных боев, совместно с 11 МБр заняла Выполозовку и стала развивать наступление на Ржавец. Однако под сильным воздействием танков и авиации противника наступление прекратилось, наши части закрепились на достигнутом рубеже и отражали контратаки противника.

Выступ, удерживаемый соединениями 48-го СК, как "кость в горле" торчал между двумя ударными группировками немцев, заставляя противника держать значительные силы для обеспечения флангов. Манштейн решил разгромить войска 69-й А путем проведения частной операции - встречными ударами 2-го ТК СС из района Виноградовки и 3-го ТК с плацдарма в районе Щолоково.

Немецкие саперы ищут мины на поле перед началом атаки на Курской дуге. На заднем плане находится танк Pz.Kpfw. III.



Оборонявшиеся в междуречье соединения 48-го СК (81-я, 89-я, 93-я гв. и 375-я СД), были значительно ослаблены предыдущими боями. К тому же они испытывали недостаток боеприпасов, особенно артиллерийских, т.к. транспорт не справлялся с их подвозом. С учетом этих факторов, наступление на немецкий плацдарм отменили - частям было приказано усилить оборону и быть в готовности к отражению атак противника. Серьезно усиливается артиллерией 48-й СК ему переданы: 48-й ИПТАП, 27-я ПАБр, 32-я ИПТАБр. 35-й гв. СК получает: 263, 290, 496-й МинП, 122-й и 130-й отд. батальоны ПТР. Поддержку корпуса осуществляли 10-я ИПТАБр, 315-й гв. МП и 448-й отд. гв. МДН.

14 июля соединения 2-го ТК СС и 3-го ТК противника одновременно начали наступление навстречу друг другу. Дивизия СС "Дас Райх" перешла в наступление в 4:00 (6:00) двумя из трех танко-гренадерских полков (ТГП "Фюрер" и ТГП "Германия") в направлении Ивановский Выселок, Виноградовка, Ясная Поляна, Беленихино, где оборонялись части 2-го гв. ТК и 183-й СД. Удар 167-й ПД противника, наступавшей в направлении Собачевский, Ивановка, Лески, пришелся по стыку 183-й СД и 375-й СД.

Из-за задержки с перегруппировкой частей 2-го гв. ТК его 4-я гв. ТБр на марше попала под атаку ударной группы ТД СС "Дас Райх", и потеряв 9 танков вынужденно откатилась к мал. Яблоново. 25-я ТБр стойко отбила все атаки противника на занимаемом рубеже - по высотам восточнее Виноградовки. Бой в районе Беленихино и Ивановки шел до 18:00. Бои были крайне ожесточенные, но в результате наши части оставили Беленихино и Лески. А в 19:00 и Ивановку, а затем и высоту 234,9, заняв оборону по западным отрогам балки между Жимолостное и Мал. Яблоново. Противник продолжал накапливать бронетехнику в районе Беленихино, Ивановка, Лески, готовясь продолжить наступление.

Передвижение танков 3-й панцергренадерской дивизии СС «Тотенкопф» (SS-Panzergrenadier-Division «Totenkopf») на Курской дуге. В кадре танки Pz.Kpfw. III Ausf.M.



Шифротелеграмма 2-го гв. ТК (21:30 14.07)

"Ротмистрову. В связи со сложившейся обстановкой прошу разрешить штакор перевести в район Красный, так как Жимолостное находится под артиллерийским обстрелом и угрозой захвата противником. Части корпуса вывести в район Красный, так как корпус небоеспособен.
Бурдейный".


Ответ Ротмистрова:

"На Вашу шифротелеграмму сообщаю: На южную окраину Правороть из Грушки выдвигается тяжелый самоходный полк, который будет действовать по Вашим заявкам, 25 гв. тбр используйте по своему усмотрению. Приказываю: Виноградовку и Ивановку не сдавать ни при каких обстоятельствах".

Но эти меры опоздали. Сил удержать данные пункты не хватило. Перевес в бронетехнике был на стороне противника. Только в дивизии СС "Дас Райх" к исходу 13 июля было 83 танка и 24 САУ. А в составе противодействующих частей 2-го гв. ТК на утро 14 июля оставалось всего 41 танк. Навстречу 2-му ТК СС с юго-востока наступала 7-я ТД с частью сил 19-й ТД и 168-й ПД противника. Бои в районе сел Щолоково, Ржавец, Выполозовка не прекращались и ночью. Основной удар пришелся по позициям 11-й и 12-й МБр . Так, в 17:00 43 танка противника прошли через боевые порядки 11-й МБр, пехота не дрогнула и пропустила танки, продолжая удерживать рубеж. Прорвавшиеся танки противника встретили танкисты 53-го гв. ОТП. Полк в ожесточенной схватке на ближней дистанции потерял 16 Т-34, убитыми и ранеными 30 человек. Уничтожил и подбил 7 "Тигров" и 14 средних танков, 10 автомашин и БТР, пленил 6 солдат и 1 офицера противника.

Подбитые на Курской дуге немецкие танки Pz.Kpfw. IV.



Соединения 2-го гв. ТК с трудом отбивали атаки противника. На помощь 2-му гв. ТК Ротмистров двинул10-ю гв. МБр.

Убедившись, что напрямую без больших потерь прорваться к Правороть не удастся, Хауссер в 19:10 14 июля отдает распоряжение в целях быстрейшего охвата соединений 48-го СК о вводе в бой танковой группы от дивизии СС "ЛАГ". А "зачистить" котел должны были 167-я и 168-я ПД. Возобновить наступление противник планирует в 4:30 15 июля.
Неблагоприятное развитие обстановки (а соединения 48-го СК фактически уже находились в "мешке") заставило советское командование срочно заняться выводом соединений 48-го СК из междуречья. Непосредственной организацией вывода войск занималась оперативная группа штаба 48-го СК, которая с 21:00 14 июля до 21:00 15 июля находилась в с. Чурсино, а потом выходила из окружения вместе с войсками. Выход соединений 48-го СК из боя обеспечивали подразделения прикрытия. Отход и выход из окружения был осуществлен в ночь на 15 июля под прикрытием арьергардов в следующей последовательности: 89-я, 81-я, 93-я гв. СД. Последними выходили части 375-й СД.

Несмотря на активное противодействие противника командование 48-го СК сумело вывести из окружения части всех четырех дивизий. По немецким сведениям части ТД СС "Дас Райх" были остановлены ожесточенным сопротивлением наших арьергардов перед логом Сухая Плота. Село Мал. Яблоново по состоянию на 23:00 не было занято противником. 7-я ТД немцев "завязла" в сумерках на минных полях. Поэтому до рассвета 15 июля врагу не удалось полностью перекрыть пути отхода наших войск.

Захваченные на Курской дуге немецкие противотанковые пушки PaK 35/36. На заднем плане советский грузовик ЗиС-5, буксирующий 37-мм зенитное орудие 61-к.



В наиболее сложном положении оказалась 375-я СД оставшаяся прикрывать вывод остальных дивизий. Она получила приказ на отход только в 7:30. При прорыве дивизия понесла серьезные потери, это можно проследить по докладу ее командира полковника Говоруненко: "При подходе к Яр Козенец противник открыл артиллерийско-минометный огонь по колонне в сочетании со шквальным автоматно-пулеметным огнем с восточных и западных отрогов лога Сухая Плота. Развернув части, приняв боевой порядок и завязав огневой бой, дивизия с тяжелыми потерями прорвалась в район Дальний Должик. К 11:30 передовые части прорвались через огневое кольцо, потеряв значительную часть людского состава, лошадей и вооружения. В 12:00 противник перешел в атаку, перекрыл лог Сухая Плота и этим отрезал пути отхода остальным частям дивизии. Арьергарды в составе двух усиленных батальонов не вышли, вместе с ними пропали без вести командир 1241 сп майор Карклин, командир 1243 сп подполковник Фролов, начальник связи капитан Цукасов, два командира батальонов и ряд командиров средней группы". К сказанному следует добавить, что подполковник Фролов попал в плен 16 июля 1943г. освобожден в мае 1945г. - восстановлен в воинском звании.
Отход наших войск из района междуречья Липового и Северского Донцов был предрешен всем ходом боев 13 и 14 июля. Соединения 48-го СК сделали все возможное для удержания данного района, однако, большой некомплект личного состава, недостаток боеприпасов, некая пассивность командования 5-й гв. ТА и 69-й А не позволили им и далее сдерживать противника. В целом, несмотря на почти полную потерю тяжелого вооружения, вывод четырех дивизий и корпусных частей из окружения, был проведен достаточно организовано. Главное удалось избежать излишних жертв. В целом на новый рубеж обороны удалось вывести около 25 000 человек. По признанию самих немцев им удалось замкнуть "котел под Белгородом", однако 69-я русская армия отошла и избежала окружения.

Сплошной фронт обороны в районе Шахово рассыпался и тут в отражении массированных атак немцев сыграли наибольшую роль подразделения 2-го гв. ТК, в котором к 15 июля насчитывалось всего 32 танка, и немногочисленные подразделения прикрытия и арьергарды стрелковых дивизий. Весь день 15 июля, при минимум восьмикратном превосходстве противника в бронетехнике и десятикратном в личном составе они сдерживали части 2-го ТК СС и 3-го ТК немцев. Но к исходу дня наши войска оставили села Плота и Мал. Яблоново. Однако, дальнейшего продвижения противник не имел - подошли подразделения 5-го гв. МК "пожарная команда" Воронежского фронта. Рубеж Шипы, Авдеевка, Александровка продолжали удерживать 11-я и 12-я МБр 5-го гв. МК, при поддержке 104-го гв. ИПТАП, 409-го отд. гв. МДН и других артиллерийских подразделений. Все попытки противника прорвать их оборону были отбиты с большими потерями для него. К исходу 15 июля положение в полосе обороны 69-йА полностью стабилизировалось. 16 июля противник проводил силовую разведку на широком фронте, прощупывая нашу оборону. Именно этот день - 16 июля стал завершающим днем боев в районе Прохоровки.

17 июля 1943г. советские Юго-Западный и Южный фронты перешли в наступление. Войска ЮЗФ захватили на правом берегу Северского Донца плацдарм шириной по фронту 30 и глубиной 10-12км. Войска ЮФ в первый же день наступления прорвали хорошо подготовленную оборону немцев и захватили плацдарм на реке Миус. Командование группы армий "Юг" было поставлено в ситуацию, когда решение было предопределено действиями противника. Для удержания района вклинения не хватало сил, резервы требовались в Донбассе. Немецким командованием было принято решение о выходе из боя главных сил ударной группировки и об отводе их на хорошо подготовленный рубеж, который они занимали перед началом операции "Цитадель".


Старший лейтенант Иван Шевцов, будущий Герой Советского Союза, рядом с подбитым им немецким танком «Тигр».

Командир танковой роты 142-го танкового батальона (95-й танковой бригады 9-го танкового корпуса Центрального фронта) Иван Андреевич Шевцов 15 июля 1943 года во главе своего подразделения и во взаимодействии с пехотой первый ворвался на железнодорожную станцию Малоархангельск (Орловская область) и держал ее 4 часа до подхода подкреплений, нанеся значительный урон врагу в живой силе и технике. Лично уничтожил 4 танка, один из них танк PzKpfw VI «Тигр» и 3 противотанковых орудия.

За этот бой 27 августа 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.



Источник http://www.battlefield.ru/prokhorovka-13-16.html
Tags: 1943, Pz.Kpfw. V "Пантера", Pz.Kpfw. VI «Тигр», pz.kpfw. iii, pz.kpfw. iv, stug iii, ВМВ, Германия, Котики, Курская Дуга, САУ, СССР, артиллерия, бронетехника, история, самолеты, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments