andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Categories:

Чингачгук.

Перетаскиваю свое графоманство со старого журнала. История о достойных последователях "Большого змея"))))

Оригинал взят у mihalchuk_1974 в Чингачгук.
В рассказе "Пластилиновый плов" http://mihalchuk-1974.livejournal.com/382622.html я уже упоминал отряд специального разрушения и обстоятельства его появления на многострадальной земле Узбекистана.

Эта история случилась там же, в то же время, среди тех же персонажей.
Прибыли наши студенты из славного города Бишкек, который в годы советской оккупации носил имя, советского же полководца времен Гражданской войны в России М.В. Фрунзе, умудрившегося родиться в этом самом городе еще до эпохи марксизма-ленинизма, в те далекие времена носившем наименование Пишпек. Так как самолеты из Бишкека в город Пахтаабад не летали (странно да?), поезда не ходили, и даже автобусы не ездили, то будущие следаки сначала приехали в один из древнейших городов Средней Азии - Ош, а потом на перекладных уже добрались до пункта назначения. И не надо вспоминать про одноименный фильм; все в дороге было чинно-благородно, за исключением распития малой толики, захваченных с собой горячительных напитков, что позднее вылилось в безобразную пьянку но об этом было упомянуто в "приквеле"))).

В принципе, трудовые подвиги наших героев были описаны ранее. Поэтому несколько зарисовок колхозно-кишлачного быта. Ну для антуражу повествования, что ли.

На всех кошарах (для неразбирающихся поясняю - место где содержатся овцы), на плоской глинобитной крыше толстым слоем лежали костяки, невинно убиенных и сожранных местным населением барашков. Чем дольше семьи местных дехкан жили на одном и том же месте, и чем зажиточней по их меркам была семья, тем толще был этот "панцирь". На некоторых сооружениях толщина этого специфического финишного покрытия кровли была явно больше метра. На недоуменные вопросы приезжей рабсилы "Нафига???" местные пейзане хитро улыбаясь отвечали: "Ничего не знаем, ничего не ведаем, так заповедано предками. Им виднее". За невозможностью допроса предков указанных крестьян, вопрос этот и поныне не имеет для меня ответа.

О быте местного пейзанства. В каждом приличном доме, в обязательном порядке были в наличии: телевизор (причем судя по всему уже просто как предмет мебели), посудный шкаф (где на почетном месте лежал дембельский альбом главы семьи), достархан, тьма подушек, одеял и куча тошоков (войлочный коврик). Вся остальная мебель в домах колхозников отсутствовала, как класс.
Как уже раньше говорилось в полях с кетменями, в основном работали женщины, и молодняк обоих полов, лет до 30. Мужика старше тридцатника занятого на работах в поле я ни разу в ентом колхозе не видел. Видимо, версия ислама, исповедуемая местным населением, труд половозрелых мужских особей, достигших этого возраста, строго запрещала.

Из всей техники в тех местах присутствовал трактор "Беларусь" в единственном экземпляре. По крайней мере он был, что называется "на ходу". А вот проржавевших остовов бывшей колхозной техники на полях было столько, как будто именно на них произошло знаменитое сражение 5-й Танковой Армии и СС-вского корпуса Хауссера. Некоторые экземпляры, были явно после попадания в них снарядов крупного калибра, ибо ничем иным объяснить разорванные в клочья "трупы" тракторов, жаток и комбайнов не представляется возможным. Короче, впечатление от колхозного житья-бытья были мрачными. Как будто случилась в этом месте локальная ядерная война.

Единственным светлым пятном в картине местного постапокалипсиса, являлся колхозный хоздвор, на котором и обретались единственный уцелевший в побоище трактор, две собаки, неизвестной национальности, и администрация колхоза в полном составе. Кроме того, на этой же территории базировалась колхозная лесопилка, мирно почившая в бозе еще в 1988 году, в неравной битве с "железным" деревом полученным по разнорядке из центра. Груды тех самых "железных" бревен валялись там же, с того же проклятого 1988 года. Поднять вчетвером такой ствол, длиной метра 4 и толщиной 30-35 см, было можно, а вот идти с ним уже было нельзя. Поэтому наш специальный отряд разрушителей внаглую для таранов пиздил отсель, поступившие в качестве гумпомощи сосновые хлысты. В свою очередь у нас их пиздили каждую ночь предприимчивые дехкане.

Администрация колхоза, невзлюбила студентов с самого первого дня. Ибо с их приездом, кроме дармовой рабочей силы, сии почтенные аксакалы получили впридачу и солидный гемор. Всю толпу вьюношей "со взглядом горящим" надо было не только наделить фронтом работ, но и а)расселить, б)накормить, и в)даже иногда помыть. По мнению бывших партайгеноссе без последних трех пунктов студентам работалось не в пример веселее. И если с пунктом а) разобрались довольно быстро: выдав на всех две 20-ти местные палатки (для малчиков) и одну десятиместную (для дэвочэк, коих было 6 душ). А с пунктом в) разбираться им и не пришлось, из Пахтаабада за студиозусами раз в неделю приходил автобус, возивший их в местные "термы". То с пунктом б) был постоянный напряг, по крайней мере недели две точно, пока папа одного из "разрушителей" (по странному стечению обстоятельств бывший прокурором того же района) не выдал руководству сельхозпредприятия жестких пиздюлей за "голодомор" устроенный среди своего любимого чада со товарищи.

Так вот, примерно через недельку после прибытия, студенты, вдруг поняли, что основным чувством сопровождавшим их нелегкий труд по сносу саманных построек, плохо переживших встречу с землятресением, является чувство голода. К тому времени запасы, привезенные из дома уже были съедены, а местные аксакалы еще не получили универсального допинга, для приведения их в состояние любви к будущим юристам, и к снабжению специального отряда продовольствием относились спустя рукава.

В одни прекрасный вечер, на территорию детского сада, в саду которого и базировались наши герои трудового фронта забрела стайка кур, ведомая своим повелителем. Сей гордый и важный птиц, буквально с ходу врубился, что приведя подопечных на территорию, контролируемую голодными студентами, он совершил ошибку стратегического характера. И бросив на произвол судьбы вверенный ему коллектив устремился в бега. Куры растерянно кудахтая наблюдали, как к ним валит, толпа агрессивных, истекающих слюной двуногих, и до них тоже стал доходить весь трагизм сложившейся ситуации. Возбужденно крича, и отчаянно махая крылами они попытались покинуть поле боя. Но не тут-то было! Вдохновленные видом жратвы, противники взяли несушек в кольцо, проведя практически идеальный маневр силами и средствами с целью организации котла (в прямом и переносном смысле слова). В неравном бою полегло несколько пернатых, но большей части удалось таки прорвать кольцо окружения и в панике отступить на новые рубежи обороны.

Но одна из кур при бегстве не рассчитав свои габариты с расстоянием от штакетины до штакетины в заборе, намертво застряла в сей дыре, отчаянно взывая о помощи. Увы, все подразделение, бросая мертвых и раненых бежало обратно в ППД, навсегда покрыв себя позором. И помочь несчастной было некогда. Потирая руки, парочка студентов уже подбиралась к жертве, оказавшейся в безвыходной ситуации. Когда из-за угла детского сада в полном обалдении вывалился один из загонщиков, совершавших обходной маневр, и с криком "Бля-аа-аа!!! Берегись" метнул топор, бывший в его деснице. Счастливо миновав лбы и выпученные глаза товарищей метателя, томагавк попал несчастной курице прямо в жопу, и перерубил ее пополам. За свой подвиг топорометатель получил почетное имя "Чингачгук" (шо в переводе значит "Идиота кусок"), с коим и оставался вплоть до 5 курса. Иначе его и не звал никто.



Tags: СССР, Сочи, Юмор, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments