andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Categories:

БАЛАТОНСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ, МАРТ 1945 Г. ЧАСТЬ 2.

Оригинал взят у mihalchuk_1974 в БАЛАТОНСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ, МАРТ 1945 Г. ЧАСТЬ 2.
Продолжение, начало тут :http://mihalchuk-1974.livejournal.com/74100.html


За один день оборонительных боев на данном участке 1964-й, 1965-й и 1966-й ИПТАП, входившие в состав 43-й ИПТАБр, сожгли 21 и подбили 23 танка и 5 БТР противника, потеряв от его действий 32 орудия (из них 17 ЗИС-2), 3 тягача и 4 грузовых автомобиля. После этого 1965-й и 1966-й ИПТАПы были выведены для доукомплектования, а уцелевший 1964-й ИПТАП был введен в бой под Шарсентаготом.

Для остановки немецкого наступления на этом участке в бой были введены инженерно-штурмовые подразделения, осуществлявшие срочное минирование неприкрытых артиллерией участков обороны. Под Шарсентагот были выдвинуты два безномерных артиллерийских дивизиона на трофейной матчасти, вооруженные "самоходными 150-мм пушками СУ-150" (8 САУ "Hummel") и "самоходными 88-мм зенитными пушками СУ-88" (6 САУ "Nashorn"). Эти подразделения вели бои весь день 9 марта, потеряв от огня немецких танков всю материальную часть.

Расчёт дивизионной артиллерии, выдвинутый для прикрытия танкоопасного направления.


12 марта под Эньинг в бой с наступавшими немецкими войсками был брошен "трофейный танковый батальон". Поскольку этот батальон не являлся штатным подразделением, то о его составе можно лишь гадать. Известно только, что он имел "4 тяжелых и 7 средних танков", а также "два штурмовых орудия СУ-75" (видимо САУ StuG). Батальон, к сожалению, никак себя не проявил, так как еще до подхода немецких войск был атакован советскими же штурмовиками, в результате чего две машины сгорело, а еще 5 - застряли в грязи, пытаясь выйти из под удара ИЛ-2 (вероятно, позже немцы вытащили застрявшие танки, и 13-15 марта использовали их в развитие наступления на Цеце - канал Капош, так как после боев у канала Капош была обнаружена брошенная немцами "Пантера" с советской звездой на башне, прикрытой фанеркой.) 13 марта наступавшие здесь немецкие войска были усилены 23-й ТД, переброшенной из района Аба - Шарашд, но все их попытки преодолеть рубеж каналов Елуша - Капош окончились неудачей. К полудню 15 марта наступление на этом направлении было окончательно остановлено.

На правом фланге советской обороны, как уже говорилось, насыщенность боевых порядков противотанковой артиллерией нашей 26-й А была очень высока. Немцам за два первых дня сражения так и не удалось сколько-нибудь заметно потеснить наши войска. В ходе боев 7 марта отличились подразделения 18-го ТК. Танки 170-й ТБр совместно с частями 3-й гв. ВДД и 1016-м САП отбили все атаки противника огнем из засад и удержали все рубежи севернее и восточнее Шерегельеш. Особо отмечались успешные действия самоходчиков сочетавших мощный огонь с коротких дистанций из засад с маневром для смены огневых позиций.

Танки Т-34/85 18-го тк готовятся к контратаке.


Максимальное продвижение немецких войск в течение 7 марта составило всего 2-5 км. Потери в бронетехнике были такими высокими, что уже 8 марта немцам пришлось ввести в бой резервные 2-ю и 9-ю танковые дивизии СС. Но даже это не привело к успеху.

Однако во второй половине дня 8 марта создалось опасное положение для наших войск на восточном берегу канала Шарвиз, в полосе обороны 63-й КД. Под сосредоточенными ударами немецких танков дивизия понесла большие потери и фронт оказался на грани прорыва. На угрожаемое направление были выдвинуты 1068-й и 1922-й САП, поддержанные большим количеством штурмовой авиации. Батареи 1068-го САП, выставив засады на подготовленном рубеже обороны в районе Надь - Херчек и западнее, совместно с артиллерией 236-й СД уничтожили внезапным огнем 10 немецких танков и рассеяли до батальона пехоты. В это же время батареи 1922-го САП встретили прорвавшегося противника огнем с фронта, а 60-й танковый полк и подошедший 1896-й САП 5-го гв. КК действовали из засад восточнее прорвавшейся группировки. Таким образом, прорвавшиеся немецкие танки и САУ оказались под огнем с трех сторон и прекратили свое наступление, начав отход на исходные позиции.

Схема обороны 3-го Украинского фронта на участке Гант — оз. Балатон на 5 марта 1945 г.


9 марта советские войска проводили перегруппировку, перебрасывая на наиболее угрожающие направления самоходную и противотанковую артиллерию. Обстановка усложнялась тем, что Ставка ВГК категорически запретила использовать для отражения немецкого наступления войска 9-й армии.
Фронт застыл в состоянии неустойчивого равновесия.

К концу дня 9 марта немецкое командование попыталось обойти позиции советских войск в районе высоты 159,0. 110-я ТБр обороняла высоту до 20:00 без пехотного прикрытия, когда в сумерках немецкой пехоте удалось вплотную подойти к позициям танков бригады, и при поддержке подошедшей бронетехники сбросить с высоты оставшиеся танки 110-й ТБр. Однако подоспевшая дивизионная артиллерия беглым огнем остановила немецкую пехоту и отразила дальнейшее продвижение немецких танков, позволив, тем самым, 110-й ТБр организованно отойти и занять новый рубеж обороны.

Направление ударов противника в районе оз. Балатон 6 марта 1945 г.


10 марта введя в бой резервные части 1-й и 3-й танковых дивизий, немецкие войска попытались прорвать советскую оборону на узком участке правого фланга 3-го УФ. Однако, к этому моменту сюда были переброшены 4 резервных ИПТАП, благодаря чему, плотность советской артиллерии на данном участке достигла 49 орудий и минометов на 1 км фронта. Прорвать такие боевые порядки немцам оказалось не под силу, хотя советские войска и отошли под давлением противника на 1-7 км.

В обороне на этом участке особенно отличились экипажи из 1951-го и 1953-го САП 209-й САБр. Самоходчики смогли организовать хорошее взаимодействие с пехотой и дивизионной артиллерией. Так старший лейтенант А. Кочерга (командир батареи СУ-100), младший лейтенант Ворожбицкий и младший лейтенант Самарин уничтожили в течение дня по три танка и САУ каждый. А батарея СУ-100 из состава 1952-го САП под командованием капитана Васильева уничтожила в одном бою три танка "Королевский тигр". Всего в течение дня немцы потеряли (по отчету фронта) 81 танк и САУ, 36 орудий и минометов, 25 БТР и БА, 21 самолет и до 3 500 человек убитыми.

11-12 марта немецкие войска попытались перенести свои удары по нашим позициям на темное время суток. Но если в атаках позиций противотанковой артиллерии, стоявшей иногда на открытом месте без пехотного прикрытия, немцы имели некоторый успех, то в большинстве других случаев их атаки ночью не приводили к какому-либо результату. В отражении ночных атак немецких войск особенно отличилась дивизионная и самоходная артиллерия, оперативно выдвигавшаяся на передний край атакованных позиций. Батареи СУ-100 все чаще стали использовать для "цементации" обороны пехотных подразделений и нанесения коротких контратак, и командующий БТиМВ 27-й А издал приказ об обязательном оснащении каждой САУ этого типа ручным пулеметом, в первую очередь это касалось боевых машин из 207-й, 208-й и 209-й САБр.

Схема боевых действий на участке оз. Балатон — оз. Веленце с 6 по 15 марта 1945 г.


14 марта было последним днем, когда немецко-венгерские части попытались прорваться вдоль озера Веленце. К этому времени здесь были развернуты подразделения 23-го советского ТК, поддержанные 207-й САБр, которые оказались на самом острие немецкого удара. Советские танки внезапно контратаковали наступавших во фронт и с флангов. Немецкое наступление быстро захлебнулось и местами наступавшие войска отошли на 1-3 км под ударами 23-го ТК. Однако части 23-го ТК, наносившие удар в лоб по наступавшей группировке, также понесли большие потери, так как контратаки проводились нескоординировано и без должной разведки. Тем не менее корпус закрепился на достигнутых рубежах и отразил последующие атаки немецкой пехоты.

Наступление в полосе обороны 57-й А также развивалось для немецких войск неудачно. Хотя эта армия не имела столь мощной противотанковой обороны, как 26-я А. Плотность артиллерии в полосе обороны 57-й А составляла 13,6-14,7 орудий и минометов на 1 км фронта, однако, действия оборонявшихся здесь были более эффективны, в первую очередь по причине лучшей работы разведки. Вполне точно был определен участок главного удара немецкой 2-й ТА, поэтому когда началась атака двух пехотных полков противника при поддержке 40 танков в районе Надьбайом на позиции 64-го СК, ее встретил плотный огонь артиллерии калибра 122-152 мм, ведущийся "вслепую" (в условиях тумана видимость не превышала 150-200 м) по заранее пристрелянным реперам. Этот обстрел нанес наступавшим серьезный ущерб и ослабил их удар по позициям советской пехоты. Во второй половине дня немцы ввели в бой бригаду штурмовых орудий и попытались вклиниться между позициями советских ПТОП №11 и №12. Пехотное прикрытие противотанковых опорных пунктов не выдержало удара и начало беспорядочный отход. Только ввод в бой артиллерийского резерва 64-го СК, в составе дивизиона 972-го артполка (ЗИС-3), и подразделений 864-го САП помог приостановить отход пехоты и вывести из-под обстрела артиллерию и минометы полуокруженных ПТОП. 7 марта на этот участок были спешно переброшены 47-й пушечный и 46-й гвардейский артполки и две батареи 42-го гв. корпусного артполка из состава соседнего 6-го гв. СК. Кроме того из фронтового резерва были переданы 12-я ИПТАБр, а из резерва 26-й А - 184-й ИПТАП. В последующие два дня командование фронта довело количество противотанковых полков артиллерии РВГК на данном участке с одного до пяти ИПТАП, в результате чего на направлениях главного удара немецкой группировки плотность советской артиллерии достигла 87 орудий на 1 км фронта.

После неудачных попыток пробить оборону 64-го СК в лоб, 10 марта немцы попытались обойти участок максимальной концентрации советской артиллерии и начали наступление от Куташа вна юг, в направлении на Сабаши и Киш-Байом. Удар наносили три пехотных полка при поддержке 80 танков и САУ, тяжелой артиллерии и шестиствольных минометов. После двухчасового боя немецкие танки ворвались в Киш-Байом и повернули на Сабаши. Но здесь, где, по немецким данным не должно было быть советских войск, они встретили позиции батареи неполного состава (3 орудия ЗИС-3) 843-го артполка, которая внезапно с короткой дистанции открыла фланговый огонь по наступавшей по дороге колонне, первыми же выстрелами подбив головную и замыкающие машины. Глубокая грязь вдоль дорог затрудняла маневр запертых на дороге танков, а советские артиллеристы постоянно меняли огневые позиции. Бой продолжался около часа. За это время командующий артиллерией 57-й А отдал приказ 184-му ИПТАП спешно выдвинуться из района Киш-Корпад в Сабаши. Полк прибыл в назначенное место около 16 часов и сразу вступил в бой, чем спас остатки батареи от полного уничтожения. До наступления темноты полк отбил пять немецких атак, уничтожив 3 танка, 2 САУ и 2 БТР. Кроме того, 3 танка и два штурмовых орудия были уничтожены тремя орудиями 843-го артполка. Таким образом, артиллеристы задержали продвижение немецких колонн на сутки, что позволило командованию армии перегруппировать резервы, и подтянуть на участок Киш-Байом - Себеши два артиллерийских и три стрелковых полка, которые смогли окончательно остановить продвижение противника.

Схема организации противотанковой обороны 6-го гвардейского и 64-го стрелковых корпусов 57-й армии в боях с 6 по 24 марта 1945 г.


После неудачи под Сабаши немецкое командование предприняло попытку прорваться немного севернее в районе Марцали. Для этого оно перебросило на данный участок 16-ю танковую дивизию СС "Рейхсфюрер" и 261-ю бригаду штурмовых орудий. В ночь на 14 марта сосредоточенные здесь силы провели разведку боем из Марцали на восток, а с рассветом начали наступление. Однако ночной бой вызвал опасения у командования армии, и позиции 6-го гв. СК были спешно усилены противотанковыми резервами, которые заняли позиции у Никла. Оборону держали 1255-й ИПТАП и два дивизиона 47-го пушечного полка. Эти силы организовали у Никла "огневой мешок", в который и угодили наступающие подразделения ТД СС "Рейхсфюрер". После полудня к Никлу подошли две батареи 42-го гв. корпусного полка (122-мм пушки А-19), а утром следующего дня подошла 20-я гв. СД и 46-й гв. артполк . Из резерва фронта были выделены 104-я СД с 290-м пушечным полком. В итоге непрерывных боев на данном участке, которые продолжались вплоть до 24 марта, противник занял Тотсентпаль, подошел к Никла и Пошай, но дальнейшего продвижения не имел, и перешел к обороне.

На южном участке фронта, у города Осиек, войска группы армий "Е" генерала Лера, нанесли два удара по позициям союзников советских войск. Первый удар из арйона Дони-Михоляц пришелся по частям 1-й болгарской армии, а второй - из Волново - по частям 3-й югославской армии. Немцам удалось захватить плацдарм на левом берегу реки Драва, расширив его в последующем до 8 км по фронту и до 5 км в глубину. Командование 3-м УФ срочно перебросило на данное направление 133-й СК с приданной артиллерией. Кроме того по плацдарму и переправам наносила удары авиация 17-й ВА, что так и не позволило перебросить на плацдарм достаточное количество войск для его "вскрытия". Все старания немецких войск на этом участке фронта не увенчались успехом, хотя бои продолжались вплоть до 26 марта.

Пока шли тяжелейшие бои на центральном участке фронта и на его левом фланге, ставка заканчивала сосредоточение ударной группировки в составе 9-й армии и двух механизированных корпусов 2-го УФ, а также других соединений. 16 марта началось советское наступление севернее города Секешфехервар, после прорыва обороны советские войска стали охватывать связанные боями немецкие части. Продолжение операции "Весеннее пробуждение" потеряло смысл, и под угрозой окружения 6-я ТА СС начала отвод своих сил на линию Веспрем - Папа - Таркань. Так бесславно закончилось последнее крупное наступление немецких войск во Второй Мировой войне.

Свалка трофейной артиллерии и бронетехники.


Адольф Гитлер был страшно разгневан провалом наступления немецких войск у озера Балатон. Но самый страшный припадок бешенства у фюрера вызвали отступившие без приказа элитные дивизии СС. У личного состава дивизий СС "Дас Райх", "Мертвая голова", "Хохенштауфен" и "Лейбштандарте Адольф Гитлер", входивших в состав 6-й танковой армии СС, он приказал сорвать нарукавные ленты с названием дивизий. С этим приказом Гитлер планировал отправить в Венгрию Гудериана, но тот сумел как-то отказаться. Тогда исполнение этой миссии переложили персонально на рейхсфюрера СС Гиммлера. Как позднее деликатно напишет Г. Гудериан "особой любви в войсках СС выполнением этой задачи он (Гиммлер) не заслужил". Впрочем, командующий 6-й ТА СС З. Дитрих по-видимому это распоряжение проигнорировал.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Последняя немецкая наступательная операция планировалась с большим размахом и далеко идущими целями, но проводилась она без должной подготовки, а самое главное с серьезной недооценкой потенциала противника. Интересна она и с той точки зрения, что немецко-венгерские танковые части представляли собой ни с чем не сравнимый конгломерат почти из всех типов танков и САУ, которые когда-либо состояли на вооружении немецких и венгерских войск.

Советское командование подчеркивало, что немецкие бронетанковые части показали себя слабее, чем в 1943 году под Курском. Точный расчет и грамотное маневрирование теперь сменились туповато-фанатичными попытками сокрушения советской обороны, что в условиях весенней распутицы и отсутствия господства в воздухе было практически невозможно.

Красноармейцы трофейной команды осматривают PzKpfw IV Ausf J.


Вновь, как и в сражении на Курской дуге, основой советской обороны являлась дивизионная и противотанковая артиллерия, применявшаяся чрезвычайно массово. Слабым местом советской обороны явилась низкая стойкость пехотного прикрытия, которое часто не выдерживало даже первого удара немецких танков и беспорядочно отступало, бросая артиллеристов один на один с наступающими немцами. Скорее всего, это было вызвано "наступательными" настроениями, царившими в сознании наших войск весь 1944 год, когда солдаты отвыкли от вида наступающего противника, а также с тем, что значительную часть пополнения 3-го УФ составляли призывники с освобожденных территорий, так как фронт считался второстепенным.

Тактически советская противотанковая, дивизионная и самоходная артиллерия проявила себя с самой лучшей стороны. Твердо были освоены приемы ведения огня с коротких и сверхкоротких дистанций в наиболее уязвимые места танков и САУ - борта и корму. Это достигалось применением тактики "огневых мешков", которые образовывались силами 3-х - 4-х батарей, тактикой "заигрывающих орудий", артиллерийскими засадами вынесенными в сторону противника и т.д.

Общий итог боев у озера Балатон трудно переоценить. Рейх не просто потерпел поражение в одном из сражений. Дело ведь не в том, что Германия лишилась последнего союзника и в Будапеште проиграла "2-ю Сталинградскую битву", а у Балатона - "2-ю Курскую". Самое главное было то, что, во-первых, немецкие панцерваффе лишились последних крупных боеспособных соединений, которые могли бы наносить серьезные контрудары по наступающим войскам стран Антигитлеровской коалиции, а, во-вторых, Германия практически лишилась источников горючего для своих вооруженных сил. Эти утраты были невосполнимы, немецкая промышленность так до конца войны и не смогла компенсировать потери в бронетехнике у озера Балатон, а синтетического горючего катастрофически не хватало. Победа в боях у озера Балатон реально стала по меткому выражению Г. Гудериана "Могилой панцерваффе".

Колонна немецких пленных солдат проходит мимо остова разрушенного советского танка ИС-2. Венгрия, район озера Балатон.


Балатонская оборонительная операция по отражению январских и мартовских ударов немецко-венгерских войск уникальна еще в одном отношении: за всю историю Великой Отечественной войны, советские войска не составляли столь подробного и обстоятельного отчета о проведенной фронтовой операции (только фотографий было около 2 000).

По окончании боев, 29 марта - 10 апреля 1945 года, штаб артиллерии 3-го Украинского фронта в присутствии представителей НИБТПолигона, Наркомата вооружений и ГАУ КА вновь провел обследование подбитых немецких боевых машин в районе озера Балатон, канал Елуша, канал Капош, Цеце, канал Шарвиз, город Секешфехервар.

В ходе работы комиссии было учтено и осмотрено 968 сгоревших, подбитых и брошенных танков и САУ, а также 446 бронетранспортеров и автомобилей повышенной проходимости. Чуть больше 400 машин, представляющих наибольший интерес, были изучены, отмаркированы и сфотографированы. Особому исследованию подверглись все тяжелые танки, а также новые образцы самоходной артиллерии и тяжелых пушечных бронеавтомобилей. Среди 400 сгоревших единиц бронетехники наличествовали 19 танков "Королевский тигр", 6 танков "Тигр", 57 танков "Пантера", 37 танков Pz-IV, 9 танков Pz-III (большая часть из которых составляли огнеметные, командирские машины и танки передовых артиллерийских наблюдателей), 27 танков и САУ венгерского производства, 140 штурмовых и самоходных орудий, а также 105 инженерных машин, бронетранспортеров и бронеавтомобилей. Среди обследованных образцов преобладали подбитые артиллерийским огнем (389 машин), и лишь небольшая часть подорвалась на минах, или была уничтожена иными средствами (например, один танк "Пантера" по всем признакам был сожжен бутылкой с КС). По главным статистическим данным это исследование в основном повторяло февральское. Новым было то, что количество снарядных пробоин, сделанных 57-мм и 76-мм орудиями, приблизительно сравнялось, а также немного (на 2,5-3,2%) увеличилось количество пробоин, сделанных боеприпасами калибра 100-122 мм.

Благодаря февральскому и мартовско-апрельскому отчетам комиссии 3-го УФ, мы теперь наглядно можем оценить ущерб, нанесенный немецким танковым частям в балатонском сражении.



Источники:
Сборник материалов по изучению опыта войны (УИОП Генштаба КА) М. 1946
Сборник боевых документов ВОВ (УИОП Генштаба КА) М. 1947
Операции Советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. (ВНУ Генерального штаба) М. 1959г.
"Будапешт - Вена - Прага. 4 апреля 1945 г., 13 апреля 1945 г., 9 мая 1945 г." под ред. Р.Я. Малиновского М. 1965г.
История Второй мировой войны 1939-1945. Том 10. М 1979г.
Освобождение Венгрии от фашизма М. 1966г.
Тарасов С.К. "Бои у озера Балатон" М. 1959г.
Типпельскирх К. "История Второй Мировой войны" М. 1956г.
Фриснер Г. "Проигранные сражения" М. 1966г.
Fey W. Armor battles of the waffen SS 1943-1945. Winnipeg 1996
Sydnor Ch., Jr., Soldiers of Destruction. The SS Death,s Head Division. 1933-1945. Princeton 1977
G. Bernage, H. Mayer “12.SS Panzer-Division Hitlerjugend” . Heimdal, 1991
G. Bernage, J. Perrigault “C. and oth. Leibstandarte SS”. Heimdal, 1996
H. Furbrinder “9.SS Panzer-Division Hohenstaufen”. Heimdal, 1996
Thomas L. Jentz. "Panzertruppen. The Complete Guide to the Creation and Combat Employment of Germany’s Tank Force.1933-1942" Shiffer Military History, Atglen PA, 1996
Баронов. О "Балатонская оборонительная операция" М. Экспринт 2001 г.

Tags: 1945, Pz.Kpfw. V "Пантера", Pz.Kpfw. VI «Тигр», Pz.Kpfw. VI «Тигр» II, pz.kpfw. iii, pz.kpfw. iv, stug iii, ВМВ, Германия, САУ, СССР, Хетцер, Хуммель, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments