andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Categories:

НЕМЕЦКИЙ ПЛЕН. Часть 7: концлагеря СС

Оригинал взят у mihalchuk_1974 в НЕМЕЦКИЙ ПЛЕН. Часть 7: концлагеря СС
Это последняя статья цикла, посвященная судьбе советских военнопленных начального периода Великой Отечественной войны.

НАЧАЛО ТУТ
http://andrewbek-1974.livejournal.com/200245.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/201212.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/272216.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/273831.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/284160.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/285462.html



Также хотелось бы напомнить, что до 1 мая 1944 года в плену, согласно немецким же документам, погибло три миллиона двести девяносто одна тысяча сто пятьдесят семь советских военнопленных. Забывать об этой трагедии мы не вправе!




Широкой общественности практически неизвестно то, что часть советских военнопленных содержалась в так называемых "трудовых лагерях", подчиненных аппарату и войскам СС. Остановимся поподробнее на этом вопросе, ибо это фактически полностью неизвестная тема.

Мало кто знает, что знаменитый концлагерь Освенцим изначально создавался и для содержания пленных военнослужащих Красной Армии. Еще 1 марта(!) 1941 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер отдал приказ штурмбанфюреру СС Рудольфу Хёссу на постройку лагеря, предназначенного для содержания военнопленных на 100 тысяч человек. Исходя из логики событий, не возникает сомнений, что лагерь создавался именно для советских военнопленных. Возникает также вопрос, почему место для лагеря было выбрано именно в Освенциме? Ответ лежит в экономической области. Дело в том, что на рубеже 1940-41 гг. одна из самых крупных военно-промышленных монополий Германии "ИГ Фарбен АГ" приступила к постройке поблизости от Освенцима огромного завода по производству синтетического горючего и каучука.

Это был уже пятый химический завод-гигант принадлежавший "ИГ Фарбен АГ". Выбор места его расположения был обусловлен близостью месторождений угля и извести служивших исходным сырьем для производства искусственного каучука и синтетического горючего. На момент начала постройки завода №5 в концентрационном лагере Освенцим содержалось всего 8 тыс. заключенных, а потребность людях только в на стройплощадке составляла не менее 10 тыс. человек. В ходе переговоров руководства концерна и рейхсфюрера СС, было принято компромиссное решение, о постройке огромного лагеря минимум на 50 тысяч (а желательно - и больше) мест. Правление концерна и руководство СС прямо таки "нашли друг друга", Гиммлер обещал всемерную помощь, в частности, в снабжении рабочей силой строительства завода, в обеспечении безопасности стройплощадки силами охраны лагеря и т.д. Со своей стороны руководители промышленного гиганта обязались перевыполнить планы по производительности завода, содержать часть узников лагеря и модернизировать некоторые предприятия принадлежавшие аппарату СС.

Это взаимовыгодное сотрудничество важно для понимания процесса как становления лагерной системы в рейхе, так и для тенденции развития некоторых отраслей военной экономики Германии. Гиммлер видел в этом возможность постройки "промышленности нового типа", где на предприятиях под руководством немецких специалистов и по немецким технологиям трудилась бы многочисленная армия рабов-заключенных. Эдакий технократическо-рабский рай для высшей расы. Возможно, верхушка СС имела далеко идущие планы по заимствованию у промышленных корпораций технологий, опыта управления и умения зарабатывать деньги с целью в дальнейшем полностью перейти на самообеспечение, и, чем черт не шутит, даже подмять под себя ряд иных промышленных магнатов. Однако, на данном этапе сотрудничество было идиллическим, как писал один из высших руководителей "ИГ Фарбен АГ" Амброс "новая дружба с СС оказывается очень плодотворной". В течение Второй Мировой войны верхушка аппарата СС прилагала все усилия для построения "экономической империи" СС. Например, концерн "Немецкие карьеры и каменоломни", принадлежавший СС и основанный на труде заключенных, имел детальные планы по развитию вплоть до 1949 года!

Таким образом, именно сотрудничество СС с гигантами индустрии привело к появлению громадных концлагерей с численностью заключенных в десятки, а то и сотни тысяч человек.

Точно неизвестно работали ли советские военнопленные на стройплощадке химического завода поблизости от Освенцима осенью 1941 года. Также нет полных данных об обещании ОКВ весной 1941 о предоставлении некоего контингента советских пленных в распоряжение Гиммлера. И Кейтель, и Рейнеке после войны уверяли, что "не имели представления" о том, что некоторое количество советских военнопленных было передано в распоряжение СС. Аргументировали они это тем, что лагеря для военнопленных в зоне ответственности ОКВ находились в ведении армии резерва, и, соответственно, они не имели права распоряжаться ими. Однако на поверку это оказывается, если и не чистой ложью, то во всяком случае полуправдой. Ибо без ведома Кейтеля и Рейнеке никакой "передачи" советских военнопленных в ведомство Гиммлера быть не могло. Более того, 25 сентября 1941 года отдел по делам военнопленных ОКВ отдал четкое распоряжение "чтобы до 100 тысяч [советских] военнопленных было передано рейхсфюреру СС и начальнику полиции в районе Люблина по мере поступления от ОКВ особых указаний".

На основании этого решения уже в октябре 1941 года в Освенцим было привезено 10 тыс. советских военнопленных. Предназначенный для них лагерный блок был обнесен колючей проволокой с пропущенным по ней электрическим током. Первые 2014 пленных прибыли 7 октября. Эти пленные были переброшены из шталага № 318 в Ламсдорфе, несмотря на уверения администрации 318-го шталага что "это лучшие пленные" они прибыли в ужасном физическом состоянии, после недельных пеших маршей. В общей сложности, к 25 октября в лагере было около 10 тыс. советских пленных. К ноябрю 1941 года в Освенцим прибыла команда СД, которая рассортировала пленных по четырем категориям: "фанатичные коммунисты", "политически нежелательные", "политически внушающие доверие" и "пригодные для перевоспитания". В первые две категории попало около тысячи пленных, которые в течение буквально недели были ликвидированы. Остальные были использованы в жесточайших условиях для постройки концлагеря в Биркенау. Оставшиеся в живых, несмотря на голод, холод и болезни были замучены охраной и надзирателями из немецких уголовников, набранными в концлагере Заксенхаузен. До конца февраля 1942 года умерло 8 320 советских военнопленных, из них только в ноябре 1941 года - 3 726 человек. В августе 1942 года зафиксировано 163 смертных случая в Освенциме среди советских военнопленных, а при последней лагерной перекличке 17 января 1945 года - еще 96. Теперь лагерный комплекс Освенцим-Биркенау, построенный летом 1942 года руками советских пленных, стал крупнейшей фабрикой смерти в Европе.

Советские военнопленные доставлялись не только в Освенцим. В других концентрационных лагерях тоже существовали "трудовые лагеря для военнопленных". Осенью 1941 года в них завезли несколько тысяч советских пленных. Жалкие рационы питания, нечеловеческие условия содержания в концлагерях и совершенно зверское обращение с ними, быстро привели к тотальному вымиранию этих "трудовых лагерей".

Кроме этих "трудовых лагерей для военнопленных" в составе концентрационных лагерей было два лагеря, где содержались наши пленные, под управлением СС. Это печально известный Лагерь для военнопленных СС в генерал-губернаторстве, поблизости от Люблина. Там пленные истреблялись с совершенно дикой скоростью: из поступивших ранней осенью 5 тысяч человек, к концу ноября осталось в живых менее 1 500. А к апрелю 1942 года лишь несколько сотен, которые были "убиты при попытке к бегству"! В концлагере Штутгоф под Данцигом первоначально планировалось разместить 25 тыс. советских военнопленных, но потом планы изменились, и лагерь стал обычным концлагерем, но туда успели завезти какое-то количество наших пленных, точное их число неизвестно, все они погибли.

Кроме этих двух чисто "эсэсовских" лагерей в тыловой зоне ГА "Центр" существовало 4 лагеря под управлением войск СС в районе г. Конотоп. Если обычные лагеря в зоне ответственности ОКХ охранялись специально обученными линейными частями вермахта, то все эти четыре лагеря подчинялись 1-й моторизованной бригаде СС и "обслуживались" исключительно ее подразделениями. У охраны этих лагерей бытовало мнение, что "хорошо было если бы все эти пленные исчезли - были расстреляны, или умерли бы сами". Надо ли говорить, что очень немногим пленным из этих лагерей удалось выжить?

4 октября 1941 года отдел по делам военнопленных в ОКВ издал приказ о "порядке перемещения 25 000 советских военнопленных для использования их на работах на предприятиях СС на территории рейха". Перемещению подлежали только те пленные, которые уже состояли в картотеках шталагов. Хотя пленные и подчинялись СС, но состояли на учете в справочном бюро вермахта. Аппарат СС взял на себя обязательство сообщать обо всех изменениях в судьбе пленных (переброска, увечье, смерть и т.д.) справочное бюро вермахта. Однако на практике это не исполнялось; пленных просто "подарили". Например, приказ инспекции концлагерей от 29 октября требовал в случае неестественной смерти пленного составления не только предписанного извещения о смерти, но и отчета офицера-юриста. Правда, документы составлялись, но "пока не отсылались" в справочное бюро вермахта, а оно и не настаивало (видимо от врожденной скромности у его сотрудников).

Несмотря на общую тенденцию конца 1941 года по смягчению отношения к советским военнопленным в рейхе и решения о привлечении их к труду, инспекция концлагерей и администрация самих концентрационных лагерей озаботились состоянием "трудового ресурса" только в середине ноября. К тому времени вследствие убийств, голода и жестокого обращения число советских пленных заметно сократилось. Только 29 ноября в приказе "уполномоченного по использованию рабочей силы заключенных" констатировалось, что "вероятно, уже пришло то время, когда русских военнопленных можно привлекать к работам".

Особенную озабоченность главного управления имперской безопасности вызвали советские военнопленные прибывавшие в концентрационные "лагеря для особого обращения". Отобранные "нежелательные" пленные могли стать еще опасней. Поэтому начальник гестапо Мюллер 11 октября 1941 года проинформировал органы гестапо по телеграфу "во избежание ошибок" позаботится о том, чтобы о транспортах с приговоренными к казни пленными своевременно оповещали, и чтобы "из транспортных сопроводительных документов было ясно, что в данном транспорте речь идет о советских военнопленных, о казни которых имеется распоряжение начальника полиции безопасности и СД".

Но, практика обычной ликвидации какой-то части советских военнопленных претила некоторым из верхушки СС. И тут мы встречаем один из образчиков нацисткой риторики (к счастью этот феномен исчез безвозвратно), под названием "уничтожение трудом". Предписывалось "опасных" пленных из СССР, отправлять на каменоломни, карьеры, угольные шахты, где с помощью голода и непосильного труда "добиться того же результата, с пользой для нас". Гиммлер одобрил такой "экономически выгодный план". Возможно, такая методика разрабатывалась еще задолго до нападения на СССР.

Из-за такой политики большая часть советских пленных, переданная в концлагеря и предприятия СС, умерла к концу 1941 года. А к январю 1942 года Гиммлер понял, что его планы по массовому использованию, казавшихся бесчисленными пленных из СССР потерпели крах. Ибо решение национал-социалистского руководства о привлечение советских военнопленных к труду в военной экономике рейха перевело их в разряд "ценного ресурса", и Гиммлер больше не получал в распоряжение СС пленных в больших количествах, исключая тех, которые продолжали поступать в концлагеря после "отборов" и "селекций", но их, как правило, убивали в течение короткого времени.

Гиммлер нашел альтернативное решение. В январе 1942 года он отдал приказ Глюксу:

"Поскольку русских военнопленных в ближайшее время ожидать не приходится, я буду отправлять в лагеря большое количество тех евреев и евреек, которых депортируют из Германии. Приготовьтесь к тому, чтобы в ближайшие четыре недели принять в концлагеря 100 000 мужчин и до 50 000 женщин еврейской национальности. В ближайшие недели перед концлагерями встанут большие экономические задачи".

Таким образом, уничтожение нескольких десятков тысяч советских военнопленных в концентрационных лагерях явилось прообразом последующего "конвейера смерти" и массового геноцида (в том числе и евреев).

Оценить количество советских военнопленных, попавших в руки "лучших из немцев" и умерщвленных ими, не представляется возможным, но шансы пленного, попавшего к эсэсовцам, остаться в живых были мизерными.



Источники:
А. Даллин "Германское правление в России 1941-1945 гг. Анализ оккупационной политики". М. Из-во Академии наук СССР 1957 г.
"СС в действии". Документы о преступлениях. М. ИИЛ 1960 г.
Ш. Датнер "Преступления немецко-фашистского вермахта в отношении военнопленных во II Мировой войне" М. ИИЛ 1963 г.
"Преступные цели - преступные средства". Документы об оккупационной политике фашисткой Германии на территории СССР. М. "Политиздат" 1968 г.
"Совершенно секретно. Только для командования". Документы и материалы. М. "Наука" 1967 г.
Н. Алексеев "Ответственность нацистских преступников" М. "Международные отношения" 1968 г.
Н. Мюллер "Вермахт и оккупация, 1941-1944. О роли вермахта и его руководящих органов в осуществлении оккупационного режима на советской территории" М. Воениздат 1974 г.
К. Штрайт "Солдатами их не считать. Вермахт и советские военнопленные 1941-1945гг.". М. "Прогресс" 1979 г.
В. Галицкий. "Проблема военнопленных и отношение к ней советского государства". "Государство и право" №4, 1990 г.
М. Семиряга "Тюремная империя нацизма и ее крах" М. "Юр. Литература" 1991 г.
В. Гуркин "О людских потерях на советско-германском фронте в 1941-1945 гг." НиНИ №3 1992
"Нюрнбергский процесс. Преступления против человечности". Сборник материалов в 8-ми томах. М. "Юридическая литература" 1991-1997 гг.
Ж. Деларю "История Гестапо". Смоленск, "Русич" 1993г. М. Ерин "Советские военнопленные в Германии в годы Второй Мировой войны" "Вопросы истории" №11-12, 1995
К. Штрайт "Советские военнопленные в Германии/Россия и Германия в годы войны и мира (1941-1995)". М. 1995 г.
П. Полян "Жертвы двух диктатур. Жизнь, труд, унижения и смерть советских военнопленных и остарбайтеров на чужбине и на родине". М. "РОССПЭН" 2002 г.
М. Ерин "Советские военнопленные в нацистской Германии 1941-1945гг. Проблемы исследования". Ярославль. ЯрГУ 2005 г.
"Истребительная война на востоке. Преступления вермахта в СССР. 1941-1944. Доклады" под редакцией Г. Горцика и К. Штанга. М. "Аиро-ХХ" 2005 г.
В. Ветте "Образ врага: Расистские элементы в немецкой пропаганде против Советского Союза". М. "Яуза", ЭКСМО 2005г.
В. Конасов, А. Кузьминых "Судьба советских военнопленных в нацистской Германии" ВИЖ №8, 2006 г.
К. Штрайт "Они нам не товарищи. Вермахт и советские военнопленные в 1941-1945гг". М. "Русская панорама" 2009 г.
"Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь". Коллектив авторов под руководством Г.Ф. Кривошеева М. Вече 2010 г.

Tags: ВМВ, Германия, СССР, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments