andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Category:

DOPPELSÖLDNER (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Сегодня чего-то совсем маленький кусочек(((


Начало тут

http://andrewbek-1974.livejournal.com/8385.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/71429.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/73959.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/77159.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/95266.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/145646.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/166921.html

- Давай-давай …. Скотина….. вылазь…. – бормотал еле слышно Эрни.

Огромный кованый гвоздь к уговорам восемнадцатилетнего парня оказался глух. И зацепленный за квадратную шляпку побелевшими от напряжения пальцами, вылезать из бревна, напрочь отказывался.

- Ну давай, же…… Падла, вонючая……

- Э-эх, - грустно протянул Фриц, восседавший на соседнем бревне в компании кувшинчика и глиняной кружки, - Вот, странный ты Эрни, силы, как у ломового коня, а применить ее путево не можешь. Дурень, ей Богу. Так я с тобой совсем сопьюсь, – опечалено продолжил он.

В подтверждении своих слов учитель вылил остатки пива в кружку, и аккуратно, слишком аккуратно, поставил опустевший кувшин к трем его братьям-близнецам, мирно почивавшим в травке у его импровизированного сиденья.

- Легко вам говорить, - просипел покрасневший от натуги парень, - сидя там, с пивом-то……

- Легко, - согласился Фриц, опрокинул содержимое кружки в рот, сладко почмокал, рыгнул, тяжело поднялся с бревна, и покачиваясь на ходу, прошел три шага до присевшего на корточках ученика.

- Ну-ка, отвали в сторону. Балбес.

Эрни отпустил упрямый гвоздь. Обиженно надул губы, и по-жабьи, не вставая, отполз влево.

- Весишь в два раза больше меня….. - тонкие длинные пальцы щепотью захватили шляпку кованого упрямца.

- ….. сильней, втрое против моего….. - раздался глухой скрип.

- ……а толку с тебя….. - медленно, медленно, рука пошла вверх.

- …..никакого!!!! – скрип стал громче. Гораздо громче!

Рывок, и в пальцах палача, заплясал, закрутился четырехгранный гвоздище.

- Дай-ка молот, - спокойно, абсолютно трезвым голосом произнес Альтман.

Эрни метнулся под навес и бегом, неуклюже переваливаясь, вернулся, притащив большущий молоток.

- Цанг!!! – Гвоздь с одного удара вошел в бревно до половины.

- Цанг!!! – Из бревна торчит только ненавистная шляпка.

- Чтобы до завтра вытащил. Я спать пошел.

……………………………………………………………………………………..

- Ты, главное не бойся – пробасил молодой горбун, бережно обтирая влажной тряпкой измученное, землистого цвета лицо приговоренного. – И не шевелись. Тогда все будет быстро. И не больно.

- Ага, - тихо прошамкал почти беззубым ртом лежащий, - не больно. Тебе-то откуда знать…

- Не, ну а чего, - многозначительно поднял палец Эрни, - Ррр-р-раз, и все! И ты свободен. Это ж не кишки раскаленными щипцами тянуть.

- Это точно, - подтвердил стоящий у двери толстый стражник, как-то многозначительно поглаживая себя ладонью по туго обтянутому кольчугой брюху.

- А помнишь Эрни, как жирного Коля сожгли, в прошлом годе? - второй стражник тоже решил вступить в беседу.

- Как не помнить, - покивал головой горбун, продолжая обтирать худое тело лежащее на лавке. Тряпка, смоченная в воде с уксусом, медленно, почти нежно прошлась по левой руке. По зажившим шрамам, по искалеченным пальцам. – Ох и орал он. Долго. Потому как жирный был.

- Эт, че, - опять прошепелявил лежащий, - если б худой был, кричал бы меньше, что ли?

- Э-эх, - толстяк в кольчуге прислонил к стене алебарду, и подошел ближе, - ничего ты не понимаешь болезный. Жира-то в том Коле было мно-о-о-го. Вот он, жир тот, и не давал ему помереть. Защищал нутро от огня. А сильный огонь, епископ не велел разводить. На медленном огоньке-то колдуна поджарили. Прости, Господи, его душу грешную. – стражник перекрестился.

Все присутствующие последовали примеру стража. Даже лежачий попытался. Но правая рука, плохо залеченная, не смогла сотворить крестное знамение. А левой, как известно, креститься – бесов тешить.

- Хотя, какое там прощение, горит небось в аду, душонка этого самого Коля. Там ему хозяин евойный…..

- Замолкни, чадо! – стремительно вошедший в освещенную двумя факелами камеру священник прямо сходу влепил говорливому толстяку могучую затрещину прямо по уху.

- Ой!!! Простите, отец Варфоломей!!! – обалдело тряся башкой заорал болтун.

- Бог простит, сын мой, - священник перекрестил Эрни и приговоренного, а потом напарника толстого стражника, а потом и провинившегося. – Сегодня же пожертвуешь талер отцу Иоанну, и по пять десятков Pater noster утром и вечером. Две недели. С сего дня.

- Да, отче, - понурился стражник, машинально потирая мгновенно распухшее ухо.

- А теперь выходите все за дверь, дети мои, сей грешник, - мощная длань священнослужителя указала, на лежащее на скамье тело, - должен исповедоваться и причаститься святых тайн. Вам тут не место.

- Ох и тяжела рука у святого отца-то, - сочувственно вздохнул более молодой и более стройный стражник, когда вся троица вывалилась в полутьму коридора, и за ними закрылась дверь.

- С десяток лет отходишь в первом ряду копейщиком и у тебя такая будет, - буркнула жертва рукоприкладства духовного лица, - старые-то привычки из наших хрен выбьешь. Сначала суют в рыло, а потом епитимью налагают. Тьфу- ты, - в сердцах сплюнул толстяк на загаженный каменный пол. – и денег жалко, - грустно резюмировал он.
Tags: Сочи, Средневековье, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments