November 14th, 2019

Наемник и голая тетка

Снова Урс Граф. И опять наемный солдат и голая баба. По-ходу востребованный сюжет.
Оригинал рисунка называется Scheibenriss mit Eidgenosse und nackter Frau, и по всей вероятности является аллегорией. Рисунок выполнен чернилами и пером. И датируется 1512 годом. Сейчас хранится в Базельском Художественном Музее, Кабинет гравюр и рисунков (Kunstmuseum Basel, Kupferstichkabinett, Amerbach-Kabinett), инвентарный номер U.X.104
На рисунке слева изображен наемный швейцарский пехотинец (смотрим на резрезной крест на плече), одетый в модняцкую шмотку в стиле "буффы-и-разрезы". На голове у чувака шляпа с длинными перьями. Головной убор по наемнической моде сдвинут на бок и удерживается на башке зольдата с помощью подвязанной ленты. Слева на поясе воина висит меч с S-образной гардой, справа кинжал типа "баселард". Обеими руками он опирается на древко флага, на полотнище которого надпись на латинском языке ROTAT: FATVM OMNЕ (Колесо судьбы).
Справа стоит, по всей видимости эта самая судьба, ваще без одежды. То есть совсем голая! Срамота!!! Правда на бабе все же надет чепец (голая-то херня, главное волосы покрыты), и ожерелье с цепочкой. В левой руке сия дама держит яблочко (намек на известную библейскую историю), а в правой ленту, которая идет к геральдическому щиту, установленному промеж зольдата и тетки. На поясе у нее висит кынджал.
Вот такая вот порнократинка со смыслом. Думаю, что среди коллег Урса, занятых нелегкой работой наемного солдата картинка пользовалась популярностью. Исключительно из-за высокого философского смысла в оное изображение заложенного, конечно.

Collapse )

Шлем с драконом

Закрытый шлем (по всей видимости турнирный) с объемной фигурой дракона на гребне, Франция, около 1630 года. Высота шлема полная 535 мм, ширина 292 мм, глубина 330 мм, вес 3487 грамм. Поверхность шлема очень интересно обработана и по всей видимости посеребрена. Все заклепочки и плюмодержатель позолочены. Из собрания нью-йоркского The Metropolitan Museum of Art, инв. № 29.158.28

Collapse )

По делу О. Соколова

Вполне взвешенная позиция. Респект.

Официальный комментарий Егора Яковлева и редакции "ЦИ" по делу Соколова

Наша команда в течение года работала с Олегом Соколовым. Он был докладчиком на нескольких наших фестивалях и собирался выступить на ближайшем 1 декабря в Москве. Это налагает на "Цифровую историю" обязанность чётко высказаться относительно трагедии, развернувшейся в последние дни.

Видимо, я оказался одним из последних людей, которые разговаривали с Олегом Соколовым вечером 8 ноября: на следующее утро его обнаружили плавающим в Мойке с рюкзаком, в котором оказались отпиленные женские руки. Так вот накануне в 18.37 я позвонил ему, чтобы договориться о записи анонса его фестивальной лекции. На вопрос, сможет ли он уделить нам время, Олег Валерьевич категорически ответил, что он не хотел бы визита оператора в его квартиру: якобы его недавно ограбили и он боится посторонних. Это меня слегка удивило, так как я и не собирался посылать оператора к нему домой: короткий комментарий гораздо удобнее отснять в университете в перерыве между лекциями. Услышав, что съемку можно провести в любом удобном месте, Соколов любезно предложил приехать к нему в Институт истории в среду, между часом и тремя, когда у него большой перерыв. При воспоминании об этом разговоре меня слегка потряхивает. Я стараюсь не думать, что происходило перед, во время или вскоре после нашего диалога.

Collapse )