andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Category:

DOPPELSÖLDNER (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Начало тут

http://andrewbek-1974.livejournal.com/8385.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/71429.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/73959.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/77159.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/95266.html
http://andrewbek-1974.livejournal.com/145646.html

Через два года после того, как Эрни был изгнан новым настоятелем из своей каморки в пристройке Барфюссеркирхе, его жизнь снова круто изменилась.

Как-то раз, прекрасным весенним вечером, шел по Гончарной улице славного города Базеля человек. На вид обычный вроде честный бюргер, в недорогой, но приличной одежде темных цветов. Не толстый, но и не худой, не высокий, но и не низкий - средний. С абсолютно простецким лицом. Незапоминающимся. Сотни таких темноволосых, и темноглазых бородачей жили, как в самом Базеле, так и в близлежащих деревушках. Сотни. Глянешь на такого, и через пару мгновений внешность его сотрется из памяти. Но, в отличии от остальных похожих на него швисов, этого человека знал весь город. Да что там город, вся Конфедерация знала Фрица Альтмана, бывшего наемника, бывшего преступника, а теперь базельского палача.

Весело насвистывая какую-то мелодию, и безбожно фальшивя, Фриц довольно бодро шагал домой. Довольно бодро для того, кто только-что вылил в себя почти три немаленьких кувшина светлого пива (надо сказать довольно поганого), в харчевне «Жареный кабан». Причем абсолютно даром. Впрочем, все в городе доставалось Фрицу именно так. Даром. Денег с него брать никто бы не стал. Даже падшие женщины. Иногда у него возникала сумасбродная мысль – прийти в эту гребаную городскую Ратушу и чего-нибудь там просто взять в руки. Отдадут? К примеру знак власти бургомистра! Эдак аккуратненько его рукой подцепить, поднести к глазам: «Ой а чегой-то у вас тут, уважаемый бургомистр нарисовано? Герб нашего любимого города? Красота!!!» И так же нежненько отпустить цепочку, на которой висела эта огромная серебряная блямба. Вот бы была морда у жирдяя Хельмута!

Только вот у такого подарка судьбы была и оборотная сторона: с ним никто по собственной воле не разговаривал, никто с ним не здоровался, все старались обойти его стороной. Благо, что тот же жирный Хельмут, когда-то бывший и не жирным, и не Хельмутом, а просто Хилли-Бедовым, и ходивший вместе с Фрицем в одном строю, «выбил» ему возможность поесть и попить пивка раз в неделю в этом средней руки кабаке. Ужинал Фриц в немаленьком зале «Кабана», как не сложно догадаться, в абсолютном одиночестве. Но сейчас он привык. Уже привык. Хотя последнее время и эти походы в «Кабана», стали ему надоедать. А ведь первое время было весело – завсегдатаи разбегались при его появлении, как мокрицы из-под поднятой гнилушки. Нет-нет. Все было прилично. Кто-то срочно спешил домой к жене, кто-то вспоминал о неотложных делах, кто-то тут же бежал к друзьям, как назло засевших дружной компанией в другом заведении. И так далее, и тому подобное. Через некоторое, весьма надо сказать непродолжительное время, в зале оставались Фриц за своим, отдельно стоящим в углу столом, и малость бледноватый хозяин «Кабана» за стойкой. И все.

Уж за что Хельмут так наказывал кабатчика, о том Фриц не знал, да и знать не желал.

Весь в своих мыслях, крутившихся в голове, немного сумбурно вследствие выпитого, мало-помалу Альтман почти дошел до собственного дома, и тут его внимание привлекла какая-то непонятная суета прямо у порога его жилища.

Рука привычно лапнула рукоять широкого длинного кинжала, и палач прямо на глазах растеряв всю вольготность походки, мягким, стелющимся шагом, опустив клинок к бедру, двинулся вдоль стены, поглядеть, что же происходит у дверей дома, который в светлое время суток любой добропорядочный базелец обходит десятой дорогой.

У дверей палаческой обители кипел бой. Трое крепких подростков одетые в замызганные, грязные тряпки, наседали на одного, гораздо более маленького ростом, одетого в еще худшую рванину, спиной прижавшегося ко входной двери. Мелькали кулаки и ноги, изредка бойцы хекали, кто-то из троицы периодически валился на плотно утрамбованную землю, тут же вскакивал и кидался опять в драку. В остальном вся потасовка проходила в удивительной тишине.

«Ага, так-так, крысята из Обжорки, прищучили кого-то из своих же», - сообразил Фриц. – «потому и молча дерутся, чтобы не спалится, а то потом разбирайся со стражей. Ну-ну, посмотрим»

Прислонившись к стене, незамеченный разгоряченными драчунами, палач решил сполна развлечься разборками среди подростков – обитателей самого поганого, внегильдейского района, представителей городского дна. Когда еще такое увидишь? Даже пирожок с ливером, захваченный в харчевне, достал из сумы. Энергично жуя, Фриц, наслаждался зрелищем.

Как ни странно, троим парням никак не удавалось справиться со своим более маленьким противником. Весь в кровище, текшей из разбитого носа, с подбитыми обоими глазами, низкорослый подросток ожесточенно сопротивлялся. И надо сказать не без успеха. По крайней мере, наблюдающему палачу было хорошо заметно, что каждый из троицы, пострадал почти так же, как и одиночка, прижавшийся спиной к двери его дома.

- Ну все, хана тебе, Горбун, - вдруг буквально прошипел самый крупный из троих, и в свете косых лучей заходящего солнца в его руке блеснула узкая, почти сточенная полоса металла.

Остальные двое, переглянувшись, тоже извлекли откуда-то из-под своих лохмотьев, такие же живопыры.

Мелкий, казалось бы еще больше вжался худой задницей в мощную дубовую дверь, хлюпнул разбитым носом, деловито намотал какую-то тряпку на правую руку, а в левой появился брат-близнец ножей зажавшей его тройки.

«Ну все, хорош! Еще трушпака мне на пороге не хватало» - палач вытер руки от пирожкового жира об шоссы, с ленцой отлип от стенки, и как гаркнул:

- А ну пошли на хер отсюда, ушлепки малолетние!!!

Обернувшись, старший из троицы оборванцев, увидел Фрица, мгновенно оценил ситуацию, и резко сорвался с места. Остальным двоим потребовалась пара ударов сердца, чтобы умчатся вслед за вожаком.

Четвертый участник драки, чуть не переросшей в смертоубийство, вдруг задрожал, и сел, прямо у двери, на каменную ступеньку.

………………………………………………………….

- Дядя, Фриц! Куда яйца поставить?!? – от двери послышался вопль Эрни.

- Как куда? Туда же куда и всегда, на кухню тащи!! – прилетел из глубин дома еще более громкий вопль.

- Ага, знаем мы, это «как всегда», - пробурчал подросток, неся корзинку с тремя дюжинами яиц, - прошлый раз тоже было «как всегда», а потом кто подзатыльник отвесил. Рука-то тяжелая. Чистый медведь. Лучше переспросить. А то это «как всегда» не всегда, как надо. Сам бы побегал бы. То к Гансу за пивом, то к старухе Магде за яйцами, то в темницу «Ну-ка сбегай быстро, я во второй пыточной клещи забыл…..». И так цельный день. Легко говорить – «как все….

- Я все слышу! – Внезапно появившийся Альтман, махнул рукой. Тресь. Голова носильщика клюнула вперед.

- За что!?!? – взвился Эрни.

- За твой длинный язык, балбес! – Довольно добродушно, протянул Фриц. – А еще за то, что не услышал, как я пришел. И вообще, если у тебя день без подзатыльника прошел, считай прошел бесполезно.

- Так я это….

- Ага, в это время ты ругал своего прекрасного наставника. Занят был очень. Вот тебе ж 13 лет только, а как начнешь ворчать, ну чисто старая Магда, которая и сама не знает сколько ей лет, но наверное помнит еще допотопные времена. Все, хорош болтать, давай занимайся делами. Дров наколи, пожрать приготовь, инструменты почисти. Давай-давай, не морщись.

…………………………………………………………….

- Да что ты мацаешь рукоятку как вымя у коровы!!! Баран безрукий!!! Отпусти мизинец!!! Отпусти, идиот!!!

- Да я….

- Головка от хуя!!! Дай сюда!

- Сколько раз повторять…..

Матово поблескивающий клинок застыл параллельно земле. Рукоять у левого колена.

- Кисть расслабь…

С мягким шелестом, стальная полоса описала косой полукруг, застыла у правого плеча почти вертикально, потом пошла вниз, перпендикулярно телу в последний момент ушла снова вверх, руки крутнули длинный обтянутый кожей черен – Фф-у—ух, разогнанный клинок пролетел над землей…

- Мизинец вообще рукоять не держит….

Меч легко перевернулся, левая рука легла на тупое рикассо: выпад. Почти севший на шпагат Фриц, хитро повернулся, на опорной ноге, сталь снова блеснула почти у земли. Мах, выпад, полукруг, парирование, выпад, косой крест, удар рукоятью, зацеп крестовиной, полукруг.

- А вот на выпаде, наоборот запястье держи жестко....

Человек, двигался не быстро. Даже вроде медленно. Плавно перетекая из позиции в позицию. И так же плавно двигался вместе с ним огромный двуручник. Сразу и непонятно было, то ли человек ведет клинок, то ли клинок человека. Эрни подумал, что больше всего это похоже на диковинный танец. Человек и меч самозабвенно танцевали. И оба получали от этого удовольствие.

- Ну-ка, на! – Внезапно рукоять больно толкнула засмотревшегося Эрни под ребра. – Триста ударов сердца, на вытянутых руках.

- Ну, дядя Фриц!

- Пятьсот! Мечник жопорукий!!!

………………………………………………………………….

- «По наущению оной Маргариты, будучи в состоянии пьяном, я Теодор Бернике, гнусными словесами …..» - Записал?

- Записал.

- Ну-ка, покажи!

- Вот.

- Опять кляксу посадил. Вот же прости Господи, послал мне помощничка!

- Так перья старые, сами же не даете новые купить.

- Ты мне еще поговори, поговори! Дальше давай: « ….гнусными словесами называл лучших людей города Базель….» - записал? Успеваешь?

- Успеваю…

- «…лучших людей города Базель. А также призывал пойти горожан под руку герцога…..», написал?

- Да, написал! Написал!

- Теодорушка, верно мы твои показания записываем, дорогой?

Прикованный к стене толстый мужик, с безумными глазами мелко трясет головой.

- Вот, - Фриц поучающе поднял указательный палец, - видишь Эрни, он подтверждает.

………………………………………………………………………

- Талер? – Фриц задумчиво постучал длинными тонкими пальцами по столу, - на кой хер тебе целый талер?

- Ну, - юношеским баском ответил воспитанник, - я это, обувь новую куплю. – И почему-то покраснел.

- О-о-обувь, - протянул хозяин дома, поглаживая старое, темное дерево столешницы, - и как эту обувь зовут?

- В смысле? – еще больше запунцовел Эрни.

- Ты ж к Розалинде собрался. Опять плоть свою тешить. С шалавами. Новенькую привезли что-ли?

- А если бы и так, - набычился горбун.

- Так и говори, - усмехнулся Фриц, - Мол, пойду к шлюхам. А то о-о-обувь. – Как-то глумливо проговорил старший собеседник.

- Так дадите?

- Талер не дам. Там у нее че, пизда медом намазана что ли? А вот двадцать батценов дам.

- Ой, спасибо! – пробасил радостно парень.

«Опять много дал», огорчился Фриц. «И десятка хватило бы».

Фриц, вздохнул, встал, подошел к сундуку. Все деньги в доме хранились в большом сундуке, вместе со шмотьем. Сундук когда-то был расписан сценами адских мук, но от старости краски потускнели и кое-где облупились, так что чего там черти делают с грешниками в аду, в настоящее время было абсолютно неясно. Фриц, как-то перебрав горячительного и вспомнив своего профоса, грешника ярого и закореневшего, даже предположил, что не черти там грешников мучают, а грешники чертей. За что на следующий день был подвергнут молчаливой обструкции от весьма набожного воспитанника.

Так вот деньги-то лежали не под замком, но у Альтмана даже тени мысли не возникало, что Эрни может что-то взять без разрешения. Давно уже, воспринимал Фриц своего воспитанника, почти как сына.

- Вот, - на стол легла кучка монет.

- Ну я пошел? – огромная лапища парня вмиг сгребла деньги со столешницы.

- Да, иди уже, иди! Заманал. – Махнул рукой палач. – Много не пей! – понеслось вслед громкому топоту.

«Самому пойти к бабам что ли?»
Tags: 15-17 век, Сочи, Средневековье, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments