andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

Categories:

ЕВРОПЕЙСКАЯ ПЕХОТА ЭПОХИ РЕНЕССАНСА. КРАТКИЙ ОБЗОР. часть 9. Гуситы.

ГУСИТЫ. КРАТКИЙ ОБЗОР





Давно обещал взяться за гуситов, но все чего-то времени не хватает. На работе полный ахтунг: конец года – сдача объектов. Паника и разброд))). Классическое: «Шеф, все пропало! Клиент уезжает! Гипс снимают!»
Но тем не менее преступим (тапочками в автора кидать можно!).

В советской историографии, гуситские войны оценивали прям почти что наскрозь положительно. Крестьяне и горожане типа боролись за свободу, против феодального угнетения пришлыми «немецко-фашистскими захватчиками»[1], классовый подход, туды-сюды. Утрирую конечно, но из школьной программы у рядового советско-российского обывателя складывалось именно такое впечатление: гуситы «белые и пушистые», проклятушшие католики-фрицы и феодалы – «зеленые и склизкие».
При этом как-то ускользали от внимания такие пикантные детали гуситских войн, как чрезвычайная жестокость и радикальный религиозный фанатизм тех самых «белых и пушистых» гуситов, поражавшие даже современников. И это на фоне ваще-то довольно простецких нравов XIV-XV веков, когда о этих ваших правах человека, религиозной терпимости и толерантности еще и слыхом не слыхивали.
То есть вспороть живот католическому священнику и с шуточками-прибауточками подвесить его за кишки на деревце – это для наиболее радикальной части гуситов было нормальным. Выжечь глаза и содрать кожу с рук до локтя у пленных тоже не исключительное дело. Про многократные изнасилования «католических шлюх» из благородного сословия (кстати, «под раздачу» попадали не только благородные, но и купчихи, монашки, жены и дочери ремесленников, и даже крестьянки, за «свободу» которых вроде бы и воевали гуситы), захваченных при штурмах замков и городов вообще можно промолчать. Это была вполне обычная практика для таборитов[2]. Показателен пример с городком Немецки Брод[3], где гуситы вырезали буквально все население вплоть до младенцев.
Во избежание недопонимания, сразу скажу, что католики им платили абсолютно той же монетой. В 1434 году, в битве у Липан[4], в плен попали около 700 таборитов, которых победители загнали в деревянные сараи и заживо сожгли.

Битва у Липан






С классовой подоплекой гуситских войн было при более внимательном рассмотрении тоже как-то не особо. В войске таборитов были представлены практически все сословия средневекового общества, кроме вероятно, высшей аристократии.
А у более умеренных «чашников» в общинах и аристократы водились в товарных количествах. Именно дружины этих аристократов сыграли решающую роль в разгроме гуситских радикалов.
Командовали войсками гуситов тоже почти исключительно дворяне. Вот такой вот «классовый подход».

Таким образом, гуситские войны - это не освободительная антифеодальная война, «за все хорошее, против всего плохого», а первая религиозная война в Европе, к тому же отягощенная как бы сейчас сказали «ненавистью по национальному признаку». Причем отличавшаяся крайней ожесточенностью с обеих сторон.
Насколько серьезно относилась остальная Европа к рассаднику еретического учения Гуса можно понять из того, что против гуситов было объявлено 5 (!) крестовых походов. В 1420, в 1421, в 1425, 1427 и 1431 годах. Из них минимум два общекатолические.

В боях с фанатичными последователями сожженного Яна отметились, австрийские, германские, венгерские, польские, французские, итальянские, бургундские, испанские, и даже английские благородные господа и военные контингенты. И вся эта шобла практически ничего не смогла сделать с войском упоротых фанатиков-чехов. Конец гуситским войнам положило сражение у Липан, в 1434 году, где более умеренные чашники (правда при поддержке католиков) наголову разгромили непримиримых таборитов. Последний серьезный оплот гуситов – Сион, пал в 1437 году.

А все началось за полста лет до этого, в небольшом чешском [5] городке Гусинец.

Точная дата рождения Яна по прозвищу «Гус» неизвестна, но принято считать, что он родился в 1369 году, в крестьянской семье среднего достатка. В 1396 году Гус заканчивает Пражский Университет, и получает степень магистра искусств, что для выходца из крестьянской среды само по себе достижение весьма нетривиальное. А в 1400 году получает духовный сан и становится деканом философского факультета того же Пражского Университета. Примерно тогда-же, на рубеже XIV-XV веков Ян начинает свои проповеди[6].
Про личность этого выдающегося человека прочитаете сами, ибо речь в данных обзорах пойдет все же о военной составляющей движения гуситов. Однако все же надо отметить, что Ян Гус несомненно обладал острейшим умом, был великолепным оратором и обладал большой личной харизмой. К тому же он искренне верил в правильность своих идей (кстати, с точки зрения современного человека ничего крамольного в речах Гуса не было). Все это делало его опаснейшим противником для папской власти (да и для светской тоже). В качестве вишенки на торте: Гус считал себя ревностным католиком.

История с его выездом на Констанцский собор в 1414 году говорит нам о том, что ко всему прочему Ян был весьма мужественным человеком, ибо явно понимал, что несмотря на охранную грамоту от германского короля Сигизмунда [7] (собор проводился на территории подконтрольной Сигизмунду) скорее всего он оттуда не вернется.
Упорствовавший в своих «еретических» убеждениях Ян Гус, был сожжен на костре вместе со своими трудами, в г. Констанце 6 июля 1415 года.

Сожжение Яна Гуса. Наверное самое известное из изображений его казни.



Яна Гуса ведут на костер. Миниатюра из рукописи "Хроники Констанцского собора", 1464 года.



Сказать, что чехи были в ярости это значит ничего не сказать. Но конфликт кое-как сдерживал покровитель Гуса, король Вацлав IV Люксембург [8], а вот когда он умер, в августе 1419 года, и на престол Чехии восхотел взойти его братец Сигизмунд Карлович, которому чехи дали погоняло «Иуда», вот тогда-то и полыхнуло. И полыхало целых 18 лет безостановочно. А партизанская война продолжалась без малого еще 20 лет.

Второй выдающийся чех, с именем которого связаны основные военные успехи гуситов это естественно Ян из Троцнова, более известный как Жижка (1360-1424 года).
И опять же мы тут сталкиваемся с неким ретушированием действительности. Ян Жижка конечно национальный чешский герой, человек большого полководческого дара, который, если бы не движение гуситов, скорее всего так и остался бы невостребован. Но чувак-то ваще лютый был – настоящий «пес войны», бесстрашный, с жестким, мрачным характером, с железной волей, к тому же абсолютно безжалостный. Не каждый персонаж в богатой на отморозков средневековой европейской истории в конце жизни получает прозвище с эпитетом «Страшный»[9].
Дата рождения Яна из Троцнова известна: это 1360 год. Происходил Ян из обедневшей дворянской семьи. В юности довольно быстро поняв, что в родном Троцнове ему ни хрена не светит Ян рванул ко двору короля Вацлава IV, где и провел в пажах несколько лет. А потом Жижку «понесло».
И всю свою жизнь, до самой смерти в 1424 году этот чувак провоевал, причем последние 3 года вообще был слеп. Успел поучаствовать в знаменитой Грюнвальдской битве 1410 года, в походах венгров против османов, по некоторым источникам участвовал в битве при Азенкуре в 1415 году. А потом несколько лет тупо грабил проезжих богатеев на одном из трактов Чехии. Пока, в конце 1410-х годов не прибился к последователям Гуса.

Средневековая миниатюра с изображением "Страшного Слепца"



Именно Жижке принадлежит основная заслуга в разработке новой, невиданной ранее на полях сражений Европы тактики, использовавшейся гуситами с высочайшей эффективностью. Будучи профессиональным военным с богатейшим практическим опытом Ян из Троцнова прекрасно понимал слабые и сильные стороны своих войск.

Среди сильных сторон гуситов можно назвать:

1. редкую упорность и устойчивость в бою;

2. фанатизм;

3. безжалостность к противнику;

4. нечувствительность к собственным потерям.

Среди слабых сторон:

1. плохое вооружение основной части войска, особенно в начальный период, ведь большинство непримиримых гуситов были из низов средневекового общества;

2. слабая дисциплина, пока был жив Жижка это было не так критично - авторитета слепца хватало, чтобы задавить любое неподчинение на корню, иногда с фатальными последствиями для надумавших поиграть в «демократию» ( а вот при его преемниках Прокопе Большом и Прокопе Малом, все стало гораздо хуже);

3. фанатизм [10];

4. плохую обученность основной части войска гуситов.

Усугублялась ситуация расколом среди самих гуситов на «таборитов», которые и являлись наиболее радикальным крылом чешских еретиков и «чашников», занимавших очень умеренную позицию. Я уж молчу про таких персонажей как «адамиты» - последователи одержимого «пророка» Борека Клатовского, которых сами табориты под командованием Яна Жижки и вырезали под корень, а захваченных пленных сожгли к ебеням на кострах.
Так вот Ян из Троцнова сумел так подобрать тактику действий гуситов в бою, что практически нивелировал их слабые стороны.


Первой, и самой наверное важной особенностью тактики гуситов под командованием Жижки, было массированное применение огнестрельного оружия в полевом бою. Как легкой артиллерии, так и ручного огнестрела. Что касается гуситских ручниц-«пиштал»[11], то они были конечно весьма примитивны, но их было действительно много!
А артиллерия гуситов вообще не имела равных в Европе того времени.
Для сравнения, если в битве при Грюнвальде, такая серьезная сила как Тевтонский орден смог выставить на поле боя не более 100 орудий (и то эта цифра считается сильно завышенной). То зимой 1429-1430 года войско гуситов использовало в боях против армии крестоносцев около 300 полевых артиллерийских орудий, 60 тяжелых крупнокалиберных бомбард и не менее 3 000 «пиштал».
Не зря в 1890-х годах Вендалин Бехайм[12], писал, что гуситы по праву могли гордится наличием в составе своих войск наиболее умелых и профессиональных артиллеристов тогдашней Европы.
И да, именно чешские еретики первыми додумались поставить ствол легкой пушки на двухколесный лафет!

Выглядело это примерно так.




Второй «изюминкой» тактики гуситов было применение вагенбургов. Тут повторилась примерно та же история, что и с огнестрельным оружием - вагенбурги применялись и до гуситов. Но никогда в таких масштабах. Опять же в битве у Липан войско таборитов использовало 400-450 (!) боевых повозок.
Само слово вагенбург (wagenburg) немецкое и обозначает вообще любое передвижное укрепление. Что касается гуситских «тележных крепостей» то по-чешски они назывались «табор» (совпадение с названием горы Табор? Не думаю!) или «возова градьба». Последнее название наиболее точно характеризует эту гуситскую «новинку».
Вагенбург времен Жижки представлял из себя обычно четырехугольное построение боевых возов СПЕЦИАЛЬНОЙ конструкции (хотя на современных рисунках обычно почему-то изображают круглое построение). С разрывами в боковых линиях, используемых для входа-выхода войск гуситов.
Тыловая линия возов могла быть и из обычных обозных телег. А вот первая линия, обращенная к противнику всегда составлялась из повозок специальной конструкции, на которых были установлены высоченные борта из достаточно толстых досок, иногда с прорезанными в них бойницами, а «дорожный просвет» воза перекрывался специальным откидным щитом. Одно из передних колес такой специально обученной телеги цеплялось цепями к заднему колесу следующей, что не давало противнику расцепить эти «кубики из конструктора лего». Иногда оставлялись просветы и в стороне, обращенной к противнику, как правило в этих разрывах устанавливались легкие орудия.
«Экипаж» каждой боевой повозки состоял примерно из двух десятков человек. Из них обычно 4-6 арбалетчика, 2-4 стрелка вооруженных «пишталами», 8-10 воинов вооруженных комбинированным оружием, и пара человек вспомогательного персонала (конюхи, возчики и т.д.).
Обычной тактикой действий гуситов в бою было встать на поле боя в оборону (а они это делали весьма быстро), в своей «возовой градьбе», и отбивая атаки противника измотать его. А потом контратаковать.
Представьте себе атаку тяжелой латной конницы на гуситский вагенбург. Ну вот скачете вы весело рубить простецов-еретиков. Херакс, а перед вами практически сплошная деревянная стена в 1,7-2 метра высотой. Че делать-то? Так вы ж не просто молодецки скачете, вы это делаете под ураганным по тем временам огнем артиллерии, ручниц, арбалетов. И даже если у вас хватит духа и решимости подойти вплотную к возам, лошадь их не перепрыгнет, растащить их не получается, а вас херачат алебардисты и цепники. Прямо с повозки прямо по башке))).
Короче, благородным господам такой способ ведения войны очень не нравился. Потери в сражениях с армией «Страшного Слепца» были каждый раз весьма чувствительными. Доходило до смешного: пару раз Воины Креста завидев боевые возы гуситов просто чухали от них, как черт от ладана. Как говорится: «Сначала ты работаешь на репутацию, потом репутация на тебя».



Гуситкий боевой воз из музея г. Табор







Третьей «нехорошей» (конечно, с точки зрения крестоносцев) чертой пехоты гуситов было опять же массированное применение комбинированного древкового оружия. Алебард, боевых кос, гизарм, пехотных моргенштернов (простых и цепных), боевых цепов и т.д. и т.п.

Типичное древковое оружие гуситов из пражского музея.




Особенно гуситы любили боевые цепы. До такой степени, что у них даже появился специальный термин для человеков, вооруженных сим девайсом – «цепник» («cepnic»). Оно и понятно, ведь это по сути своей сельскохозяйственное орудие, наскоро приспособленное к ведению боевых действий. Позже, конечно, появились и специализированные боевые цепы. К которым иногда относят и цепные моргенштерны.
Это было настолько характерно для чехов времен гуситских войн, что даже одно из самых известных, «прижизненное»[13], изображение Яна из Троцнова, рисует нам сурового одноглазого дядьку с охрененной цепной пехотной «утренней звездой» в деснице.



Ко всему прочему Жижка сумел каким-то образом[14] наладить четкое взаимодействие, если так можно выразиться про средневековые армии, «родов войск» и добиться управляемости их на поле боя. И это явилось той самой «последней соломинкой» ломающей спину крестоносцам, 15 лет безуспешно пытавшихся поставить чехов на колени.

На этом позвольте закончить первую часть обзоров, посвященных религиозным войнам начала XV века, происходившим на окраине Священной Римской Империи. Далее будем рассматривать отдельные сражения.

1. Это сарказм ежели что. Однако действительно, почти все руководящие должности, как светские, так и тем более духовные в Чехии того времени занимали иностранцы. По большей части немцы.

2. Под таборитами принято понимать наиболее радикальное крыло гуситов. Название свое они получили от горы Табор (названной по аналогии с библейской горой Фавор), где был основан самый первый лагерь гуситов. А вообще именно после казни Я. Гуса, его последователи пустились «во все тяжкие». Кто из полуграмотных проповедников «из народа» как понимал его учение, тот так и окучивал паству. Кроме «таборитов» существовали еще «обериты», «адамиты» и еще разные «…иты». Именно смерть Яна Гуса привела к широкому распространению радикальных взглядов в среде его последователей. Но углубляться в эту тему мы не будем. А будем следовать общепринятому делению на умеренных «чашников» и радикальных «таборитов», хотя помнить о том, что среди «таборитов» также не было единства надо.

3. Городок Немецки-Брод (в настоящее время Гавличкув-Брод) был взят штурмом гуситами под командованием Яна Жижки, в ходе разгрома войск Второго Крестового похода против гуситов, в начале января 1422 года. По официальной (чешской) версии гуситы сожгли город, предварительно выведя оттуда мирное население. Однако современники писали, что население города, почти полностью состоявшее из немцев, было просто уничтожено под нуль, так что: «…собаки и волки грызли горы трупов на центральной площади».

4. Заключительное крупное полевое сражение периода гуситских войн, произошедшее 30 мая 1434 года. В этом сражении армия таборитов под командованием Прокопа Большого была разгромлена объединенным войском чашников и католиков. Об этом сражении мы поговорим отдельно.

5. Я везде пишу «Чехия», «чешский», но мы должны понимать, что настоящим оплотом гуситов была Богемия – одна из частей Чешского Королевства. В Моравии движение гуситов не получило такой мощной поддержки практически всех слоев средневекового общества, как в Богемии.

6. Характер и поведение Яна Гуса резко меняются на рубеже веков, под влиянием трудов английского богослова Джона Уиклифа (1320,или 1324 – 1384 годы), профессора Оксфордского Университета, чьи работы были осуждены в булле папы римского Григория XI в 1378 году и признаны еретическими в 1382 году.

7. Сигизмунд I Люксембург (1368-1437 годы), сын императора Священной Римской Империи германской нации Карла IV. Занимал разные «интересные должности» такие как: курфюрст Бранденбургский, король Венгерский, король Чешский, король Германский. Обычно пишут, что на момент сожжения Гуса Сигизмунд уже был Императором. Однако официально он взошел на престол СРИ в 1433 году. И таким образом не являлся императором на момент казни Я. Гуса. Тем не менее в 1414-1415 годах он был королем Германии и действительно выдал Гусу охранную грамоту, на которую сам потом и забил хер. За что вполне заслуженно получил в Богемии погоняло «Иуда».

8. Вацлав IV Люксембург (1361-1419 годы), сводный братец Сигизмунда Карловича, и ваще-то он Вензель. Папа у них был один – император СРИ Карл IV. А вот мамы у них были разные. Также одно время был королем Германии, а впоследствии королем Чехии. Покровитель Яна Гуса. Именно после его смерти и начались собственно гуситские воины. Вацлав умудрялся почти 4 года не допускать большого кровопролития.

9. Полностью кликуха «пахана» таборитов звучала как «Страшный Слепец». И чувак он был реально лютый. По преданию Ян Жижка приказал после своей смерти снять со своего тела кожу и натянуть ее на барабан, чтобы и после смерти вести своих «сироток» в бой. Кстати, где Ян потерял свой первый глаз – неизвестно.

10. Фанатизм радикальных последователей Гуса одновременно являлся и их сильной стороной, и слабой. Почему, наверное, объяснять не надо. Хотя до тех же «адамитов» таборитам было далеко. Те уж совсем людской облик потеряли.

11. Изначально «пиштала» - пастушеская свирель в чешском языке. Потом этим словом стали называть примитивные ручницы таборитов. По одной из версий русское слово «пищаль», и общеевропейское «пистоль» - происходят именно от чешского «пиштала».

12. Вендалин Бехайм (1832-1900) выдающийся австрийский оружиевед. Смотритель оружейной коллекции Австрийских императоров в Вене. Один из основателей европейского оружиеведения.

13. На самом деле это не прижизненное изображение «Страшного Слепца». Эта гравюра на 150 - 200 лет помладше.

14. Каким-каким? Секрет успеха Жижки прост. Этот практически нищий дворянин, как оказалось к неудовольствию его противников, обладал действительно даром полководца. К тому же его буквально боготворили табориты, и одновременно свои же воины боялись больше, нежели чем врага.

П.С. Наверное самое сильное впечатление из всех монументов посвященных гуситским войнам (а их множество по всей Чехии) производит конная статуя Яна Жижки установленная на Витковой Горе в Праге. Скульптору Яну Зазворкому респект











Tags: 15-17 век, ЕВРОПЕЙСКАЯ ПЕХОТА ЭПОХИ РЕНЕССАНСА. КРА, Средневековье, артиллерия, комбинированное оружие, огнестрел, пехота
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 86 comments