andrewbek_1974 (andrewbek_1974) wrote,
andrewbek_1974
andrewbek_1974

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТАНКА БТ-5. Часть 2.

НАЧАЛО ТУТ https://andrewbek-1974.livejournal.com/486219.html


Оригинал взят у mihalchuk_1974 в БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТАНКА БТ-5. Часть 2.
Советско-финляндская война (1939-1940 гг.)


Во время советско-финляндской (зимней) войны 1939-1940 гг., количество танков БТ-5 в частях сильно колебалось. Наибольшее число машин БТ-5 (196) находилось в 34-й ЛТБр. Эта легкотанковая бригада была сформирована, в середине сентября 1939г. на базе 4-го запасного полка МВО в г. Наро-Фоминск.

В начале декабря 1939г. бригада была переброшена в район Петрозаводска, а ее 86-й танковый батальон переподчинили командующему 14-й армией, которая действовала за Полярным кругом.

13 декабря 1939г. бригада была придана 18 стрелковой дивизии (СД) и получила задачу ударом на Сортавалу выйти в тыл финским войскам на Карельском перешейке. В строю бригады на момент наступления имелось: 28 танков БТ-7, 143 танка БТ-5, 3 огнеметных танка ОТ-26, 25 бронеавтомобилей БА-20, 13 тракторов, 41 ремонтная мастерская типа "А" и 7 мастерских типа "Б", 73 топливозаправщика и 317 автомобилей. Уже к исходу 13 декабря танкистам 76-го танкового батальона совместно с пехотой 179-го мотострелкового батальона удалось отбросить финнов на северную окраину Сюскуярви. Однако в течении следующих двух дней сильно укрепленный опорный пункт нашим войскам взять так и не удалось. Во второй половине декабря 1939 г. постоянно контратакуемая финнами 18 СД вынуждена была перейти к обороне. В канун нового 1940 года, лыжные батальоны финнов перерезали дорогу Уома - Кяснясоляя и прервали связь 34-й ЛТБр с тылом и 82-м танковым батальоном. В создавшейся неблагоприятной обстановке была организована круговая оборона штаба бригады, находившегося в Южном Лемети. Связь с частями бригады поддерживалась лишь по радио. Попытка двух рот 179 мотострелкового батальона, сопровождавших колонну из 168 машин, с топливом, боеприпасами и продуктами, пробиться в Южное Лемети провалилась. 4 января 1940 года финнам удалось перерезать еще одну дорогу, ведущую в Северное Лемети, 34-я ЛТБр оказалась расчлененной на три части. Всю следующую неделю финны непрерывно атаковали, в результате к началу февраля положение наших частей стало критическим. Так, на 4 февраля в строю 76-го танкового батальона осталось всего 19 человек, которые смогли пробиться в Южное Лемети к штабу бригады.

В полном окружении, без поддержки извне, личный состав бригады в течении месяца отражал беспрерывные атаки противника. Только поздним вечером 28 февраля 1940 года, бросив все тяжелое вооружение, остатки 34-й ЛТБр начали прорыв из окружения, двигаясь тремя группами.

Неправильное использование 34-й ЛТБр для самостоятельных действий в тылу противника в особых условиях данного ТВД, необоснованная раздробленность и значительная разбросанность на большой территории, отсутствие сведений о противнике, неуверенное и пассивное командование частями бригады и наконец отсутствие реальной помощи окруженным частям - все это способствовало разгрому бригады. 34-я ЛТБр понесла большие потери. Из 3787 человек, находившихся в строю к началу боевых действий, убито 902, ранено 414, обморожено и заболело 94, пропало без вести 291 человек. Еще хуже дело обстояло с материальной частью - на ходу осталось всего 37 танков.
Брошенные танки БТ-7 и БТ-5 34-й ТБр. Март 1940 года


Еще одной бригадой на вооружении которой было изрядное количество танков БТ-5 была 1-я ЛТБр (командир - комбриг Иванов). К моменту начала Зимней войны бригада была полностью укомплектована личным составом и техникой. Бригада была кадровой и отличалась хорошей подготовкой личного состава, особенно механиков-водителей. Интересен и состав бригады, на 30 ноября имелось: 83 танка БТ-5, 82 танка БТ-2, 6 танков БТ-7А и 7 танков Т-26, бронеавтомобилей БА-10 - 18, БА-20 - 5. Но материальная часть была сильно потрепана, в сентябре-октябре бригада совершала марши к границам Литвы и Латвии, а потом и Финляндии, пройдя в общей сложности более 800 км.

В первые дни боев, действуя в составе 10-го танкового корпуса, бригада овладела населенными пунктами Суникола, Раута, мызой Пяти-Ярви. Затем, в течении января 1940 г. занималась боевой подготовкой и ремонтом матчасти. В это же время для восполнения материальной части получено: 112 - БТ-7, 22 - БТ-5, 16 - БТ-2, 5 - ОТ-133, 1 - Т-26, 6 - БА-10. В начале февраля 1-ю ЛТБр придали 10-му стрелковому корпусу, и к 5 февраля она сосредоточилась в районе Мелола, получив задачу овладеть высотами "Груша" и 38,2.

Выполнение задачи возлагалось на две танковые роты: первая (10 БТ и 3 БХМ) атаковала высоту "Груша", а вторая (11 БТ и 2 БХМ) - высоту 38,2.

9 февраля в 12.30 артиллерия перенесла огонь в глубину обороны противника и танки выступили с исходных позиций по заданному направлению атаки. К 14.00 атакой с левого фланга высота "Груша" была взята, пехота закрепилась на ее склонах. Ближайшая задача 1-й роты была выполнена. 2-я рота, выйдя за надолбы, потеряла 4 танка от огня противотанковых орудий и прекратила движение, так как ПТО не были подавлены, а пехота не шла в атаку. Поэтому 1-ю роту двинули вперед, чтобы выйти в тыл противнику на высоте 38,2. Одновременно в бой ввели бронероту, которая поддерживала танки огнем с места. К 15.30 1-я рота, потеряв 5 танков, прекратила атаку и вела огонь с места, а вторая рота, потеряв еще 4 машины, стала отходить. Стало понятно, что огневые точки финнов на высоте 38,2 не подавлены, а местность на подступах к высоте имеет сплошные завалы, эскарпы, траншеи и огромное количество воронок от авиабомб и снарядов крупного калибра,, что делало продвижение легких танков невозможным. 14-15 февраля штурм высоты был проведен пехотными частями, при поддержке танков ведущих огонь с места. До этого 1-я ЛТБр занималась эвакуацией подбитых танков и поддерживала пехоту, занявшую высоту "Груша"

Следующий эпизод боев хорошо иллюстрирует отчет о боевых действиях 1-й ЛТБр:

"С утра 12 марта 1-я ЛТБр была придана 91-й СД (стрелковой дивизии) с задачей овладеть Костела и Авунен. Весь день части бригады мужественно сражались за выполнение боевого приказа и, жертвуя собой, стремились проложить путь не продвигавшейся вперед пехоте. 1-й ТБ (танковый батальон), преодолевая надолбы и минные поля, будучи скованным узкой дорогой, забитой подорванными на минах танками, к 16.00 достиг развилки дорог севернее Тяммисуо, встретил минное поле, на котором подорвались головные танки. Карьер справа от дороги глубиной до 6 метров и завалы слева не дали возможности обойти минное поле, и батальон под сильным огнем противника, не поддержанный находившейся сзади пехотой, приступил к разминированию участка.

4-й ТБ с ротой 19-го ТБ и группой артиллерийских танков атаковал по бездорожью в направлении ст. Тяммисуо и к 20.30 с боем ворвался 10-ю танками в Тяммисуо. 8 из них подорвались на минах, а два были подбиты ПТО (один сгорел) в узком дефиле, преградив путь батальону. Батальон приостановил движение и приступил к разведке путей обхода, имея задачей овладеть Костеле.

За все время боев наиболее слабым местом 1-й ЛТБр было полное отсутствие эвакуационных средств. Только в конце февраля 1940 г. было получено: 1 - трактор "Коминтерн", 1 - "Ворошиловец" и 2- ЧТЗ. Потери в людях с 30.11.39 по 13.03.40 гг. составили: 177 убитых, 519 раненых, 67 без вести пропавших".

За весь период боевых действий 1-я ЛТБр безвозвратно потеряла всего 2 танка. Еще 40 танков получили боевые повреждения: от огня артиллерии - 18, подорвались на минах - 19, утонули - 3. Больше всего танков БТ-5 в 1-й ЛТБр вышло из строя по техническим причинам. 74 машины, в основном по причине чрезмерного износа узлов и агрегатов силовой установки, силовой передачи и ходовой части. 32 танка БТ-5 были восстановлены силами ремонтных подразделений бригады во время боевых действий, а 92 были отправлены для ремонта на завод.

Великая Отечественная война (1941-1945 гг.)


К началу ВОВ в РККА имелось 1270 линейных и 402 радийных танка БТ-5. Причем 119 линейных и 49 радийных танка требовали проведения среднего ремонта, а 302 и 58, соответственно, - капитального в заводских условиях. В 4-х западных округах насчитывалось 632 боеспособных танка БТ-5. Максимальное количество БТ-5 находилось в составе трех механизированных корпусов (8-, 9- и 22-й) и 5-го кавалерийского корпуса КОВО, всего 286 единиц. Минимальное же их количество (14 единиц) находилось в составе 18-го МК ОдВО. Остальные 34 боеспособных БТ-5, этого округа, входили в состав 2-го кавалерийского корпуса. 187 боеспособных танков этого типа входили в состав 1-го МК ЛВО. Еще 129 БТ-5 находилось в двух мехкорпусах (6-й и 11-й) и в 6-м кавалерийском корпусе ЗапВО.

Немецкие солдаты позируют на фоне подбитого БТ-5. Лето 1941 года


Надо отметить, что дислокация механизированных корпусов была крайне невыгодна для советских войск. Мехкорпуса были равномерно разбросаны вдоль всей западной границы СССР, дивизии корпусов находились друг от друга на расстоянии 50-100 км, а иногда и более. Что привело, с началом боевых действий, к значительным перегруппировкам и невозможностью нанесения концентрированных ударов по войскам вторжения. Плюс ко всему положение усугублялось высокой степенью некомплектности механизированных корпусов.

Попавшие в засаду советские легкие танки БТ-5 и Т-26. Лето 1941 года. Белоруссия



Вот некоторые выписки из доклада в ГАБТУ от 4-го августа 1941 года командира 7-й танковой дивизии ( в составе дивизии находились 37 танков БТ-5) 6-го МК генерал-майора танковых войск С.В. Борзилова:

"1. На 22 июня 1941г. дивизия была укомплектована в личном составе: рядовыми на 98%, младшим начсоставом на 60%, и командным составом на 80%. Материальной частью: тяжелые танки - 51, средние танки -150, БТ-5-7 - 125, Т-26 - 42 единицы.

3. На 22 июня 1941 г. части дивизии продолжали выполнять план боевой подготовки и дислоцировались: 7 озад - на сборах Крупки (за Минском). Станковые и ручные пулеметы 7-го МСП на сборах в районе Кнышен, 2-й батальон 13-го полка на стрельбище Зеленое. Остальные части дивизии находились в основном районе дислокации м. Хорош, Новоселки и Жолтки, готовились к учению на 23 июня 1941г., которое должно было проводиться штабом армии. О предполагаемом нападении германской армии мне не было известно, хотя части дивизии к бою были готовы.

5. 22 июня в 2.00 был получен пароль через делегата связи о боевой тревоге со вскрытием "красного пакета". Через 10 минут частям дивизии была объявлена боевая тревога и в 4.30 части дивизии сосредоточились на сборном пункте по боевой тревоге

7. В 22.00 22 июня дивизия получила приказ о переходе в новый район сосредоточения - ст. Валпа (вост. Белостока) и последующую задачу: уничтожить танковую дивизию, прорвавшуюся в районе Белостока. Дивизия, выполняя приказ, столкнулась с созданными на всех дорогах пробками из-за беспорядочного отступления тылов армии из Белостока. Дивизия, находясь на марше и в районе сосредоточения с 4 до 9 часов и с 11 до 14 часов 23 июня, все время находилась под ударами авиации противника. За период марша и нахождения в районе сосредоточения до 14.00 23 июня дивизия имела потери: подбито танков - 63, разбиты все тылы полков, в особенности пострадал тыл 13-го полка.

8. Танковой дивизии противника не оказалось в районе Бельска, благодаря чему дивизия не была использована. 24-25 июня дивизия, выполняя приказ командира корпуса и маршала т. Кулика, наносила удар 14 ТП Старое Дубно и далее Гродно, 13 ТП Кузница и далее Гродно с запада, где было уничтожено до двух батальонов пехоты и до двух артиллерийских батарей противника. После выполнения задачи части дивизии сосредоточились в районе Кузница и Старое Дубно, при этом части дивизии потеряли 18 танков сгоревшими и завязшими в болотах. 25-26 июня до 21.00 дивизия вела оборонительный бой во взаимодействии с 29 МСД и 36 КД, наносила удары перед фронтом 128 МСП 29 МСД и 36 КД.

9. В частях дивизии ГСМ были на исходе, заправку производить не было никакой возможности из-за отсутствия тары и головных складов, правда, удалось заполучить одну заправку из сгоревших складов Кузница и м. Кринки (вообще ГСМ добывали как кто сумел). К исходу дня 25 июня был получен приказ командира корпуса на отход за реку Свислочь, но выполняли его только по особому сигналу. К исходу 26 июня противник, используя резерв, перешел в наступление. В 21.00 части 36 КД и 128 МСП 29 МСД начали беспорядочно отходить. Мною были приняты меры для восстановления положения, но это успеха не имело. Я отдал приказ прикрывать отходящие части 36 КД и 29 МСД в районе м. Кринки, сделал вторую попытку задержать отходящие части, где удалось задержать 128 МСП, и в ночь на 27 июня переправился через р. Свислочь восточнее м. Кринки , в это время нарушилась связь со штабом корпуса. Связь удалось восстановить к исходу 27 июня на переправах у Волковыска. Части дивизии все время от Кузницы, Сокулки и до Слонима вели арьергардные бои с преследующими частями противника. 29 июня в 11.00 с остатками матчасти (3 машины) и отрядом пехоты и конницы подошел в леса восточнее Слонима, где вел бой 29 и 30 июня. 30 июня в 22.00 двинулся с отрядом в леса и далее в Пинские болота по маршруту Булька, Величковичи, Постолы, ст. Старушка, Гомель, Вязьма.

10. Материальная часть вся оставлена на территории, занятой противником, от Белостока до Слонима. Оставляемая матчасть приводилась в негодность. Материальная часть оставлена по причине отсутствия ГСМ и ремфонда. Экипажи присоединялись к отступающей пехоте".



Сгоревший БТ-5. Лето 1941 года


Надо подчеркнуть, что 7-я танковая дивизия не являлась каким-то исключением. Все советские танковые и механизированные части воевали в похожих условиях.
Неисправный танк БТ-5 прошедший "малую" модернизацию, зарытый в землю на окраине Москвы. Рядом боец народного ополчения с японской винтовкой Арисака. Октябрь 1941 года.


На Юго-Западном фронте из соединений, участвовавших в контрударе по флангам 1-й танковой группы противника в районе Дубно, наиболее успешно действовал 8-й МК, в составе которого насчитывалось 109 танков БТ-5. 12-я, 34-я ТД и 7-я МД этого корпуса, несмотря на тяжелые условия и сложность обстановки, смело и решительно вступали в бой с превосходящими силами противника и добивались при этом значительных успехов. 34-я ТД в течении двух дней (27-28 июня) продвинулась на 35 км, разгромила мотопехотный полк противника, подбила и уничтожила 50 танков, 20 бронемашин, захватила много автомашин и орудий. Глубокое вклинение 8-го МК в тылы 1-й танковой группы заставило противника временно прекратить наступление. Таким образом, соединения 8-го МК доказали возможность наносить чувствительные удары во фланг и тыл немецких войск. Несмотря на то, что разрозненные и нескоординированные удары механизированных корпусов не приводили к разгрому ударных группировок противника, они сыграли огромную роль в приграничном сражении. Противник понес большие потери в живой силе и технике и вынужден был замедлить темпы наступления.
Брошенный танк БТ-5, предположительно осень 1941 г.


В течении первых трех месяцев боев, большинство танков БТ-5 было безвозвратно потеряно. Точное количество танков БТ-5, остававшихся в войсках по периодам отследить очень сложно, так как с началом войны учет по танкам БТ-2, БТ-5 и БТ-7 был сведен в одну графу - танки "БТ".
Танкиста Павла Шиткина принимают в комсомол. На заднем плане танк БТ-5 133-й тбр. ЮЗФ, апрель 1942 г. (РГАКФД)


Все же достоверно известно, что в составе 18-й ТБр 5-й армии находилось 25 танков БТ-5 (данные на 9.10.1941 г.), в составе 21-й ТБр 16-й армии - 8 танков БТ-5 (на 10.10.1941 г.), в составе 150-й ТБр 3-й армии - 3 танка БТ-5 (на 26.02.1942 г.), в 10-й ТБр 38-й армии - 11 танков БТ-5 (на 8.03.1943 г.). Достаточно долго воевали БТ-5 на Ленинградском фронте, так в составе 3-го ОТБ 42-й армии имелось 2 танка БТ-5 (на 1.07.1942 г.), в составе 86-го ОТБ 55-й армии - 6 танков БТ-5 (на 1.09.1942 г.) По состоянию на 1.07.1943 года в составе Ленинградского фронта еще насчитывалось 28 боеспособных танков БТ-5. Еще один танк находился в составе Волховского фронта.
БТ-5 с фашинами и десантом на борту. Украина 12 мая 1942 года


К концу ВОВ 23 танка БТ-5 имелось в различных учебных заведениях. 156 танков БТ-5 находились на Дальнем Востоке, где они участвовали в разгроме Квантунской армии. 49 танков БТ-5 в составе Забайкальского фронта в августе 1945 г. последний раз продемонстрировали свои быстроходные качества в степях Монголии. 30% этих машин вышли из строя по техническим причинам - сказался большой срок эксплуатации, по боевым причинам потерь не было.

В настоящее время сохранилось три экземпляра танков БТ-5. Первый, неоднократно ремонтированный, линейный танк находится в павильоне легких танков в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.



Второй (радиофицированный) установлен в Монголии в качестве памятника.


Третий экземпляр, вытащенный из Невы и отреставрированный, установлен у панорамы "Прорыв Блокады" в г.Кировск.





Источники:
"Наставления автобронетанковых войск РККА. Танк БТ-5", М. Отдел издательства НКО СССР - М.1935 г.
М. Павлов, И. Желтов, И. Павлов "Танки БТ", М. Экспринт 2001 г.
М. Барятинский "Советские танки в бою", М. Яуза 2006 г.


Tags: ВМВ, СССР, история, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments